?

Log in

No account? Create an account
Оазис Сива

annataliya


Когда-нибудь я обязательно совершу кругосветное путешествие!

Жизнь - это дорога, по которой стараюсь шагать позитивно


Previous Entry Share Flag Next Entry
Тот самый Ванинский порт
Таганай
annataliya
Утром, перед тем, как прибыть в Ванино, мы около получаса ехали вдоль Татарского пролива. А над ним вставало солнце. Честно говоря, я никогда в жизни не видела таких удивительных рассветов. Пунцово-красные солнечные лучи падали на склоны сопок, делая только что проснувшиеся елки и березы марсианскими, озаряли ровную морскую гладь, а на горизонте неба и моря стояли на приколе рыболовецкие суда – черные точки…
Около семи часов утра мы достигли Ванина.



Весь народ, планировавший дальше отправиться на Сахалин, оказался ушлым и сразу наперегонки бросился на железнодорожный вокзал за билетами на паром в Холмск, которые там продавались. Пока до меня дошло, что мне тоже надо именно туда, в кассу выстроилась очередь мавзолейных размеров. Точнее, это была даже не очередь, а сгрудившаяся в кучу толпа, все что-то возмущенно кричали, толкались, нервно смеялись, а над толпой витал сочный и конкретный дух перегара. Несмотря на то, что в кассе сидела барышня, сама касса была закрыта, барышня бездействовала, а над окошком висело объявление, что билеты на паром будут продаваться только с девяти часов утра.
Ко мне одновременно подошли Вася и москвич с сыном. Оба, состроив удрученные мины, чуть ли не хором произнесли, что билеты сначала будут продавать по брони, и только потом всем остальным.
Я же осчастливилась. За три дня до отправления в путешествие, я, подводя к завершению его подготовительный этап, в переписке с новыми сахалинскими знакомыми попутно решала оставшиеся нерешенными мелкие вопросы. Между делом, у одного из них, Дмитрия, с которым потом собиралась ехать на джип-сафари по сахалинским дебрям, я невзначай поинтересовалась:
- А не может ли у меня быть проблем с выездом из Ванина в Холмск?
Могут, - уверенно «обрадовал» Дмитрий. – В Ванине, вероятно, застрянешь на несколько суток!
- Что же делать? - в ужасе вскричала я в следующем письме.
- Хочешь, забронирую тебе билет?
Конечно же, я хотела, а теперь мне предстояло только протиснуться в кассу и выяснить: есть ли бронь?
Я гордо прошествовала мимо расступившейся публики и обратилась с этим вопросом к барышне.
- Все в порядке, - ответила она, - у вас будет двухместная каюта на верхней палубе. После девяти приходите за билетом!
- А сейчас его нельзя выкупить? - спросила я.
- Нет. Нельзя! - отрезала барышня и продолжила бездействовать.
Я отправилась в зал ожидания, а Вася с москвичом вернулись в очередь. Ванинский зал ожидания представлял собой темное мрачноватое помещение с обшарпанными стенами, лепниной на потолке и облезлыми канделябрами. Не ремонтировали его еще, наверно, со времен советской действительности. Кресла напоминали те, что были в провинциальных вокзалах годах в 70-х, а в самом помещении, как и в очереди, стояло амбре перегара, правда, не такое сильное.
Через какое-то время ко мне примкнул Вася, сказав, что в очереди завели список, по которому потом будут продавать билеты, и он успел записаться в первых рядах. Мы немного посидели. В девять часов я пошла в кассу. Как такового, расписания паромов тут не было. Барышня мне сообщила, что мой отойдет в районе двух часов, и около двадцати минут выписывала билет. В результате у меня на руках оказалось:
1. билет основной;
2. билет на автобус, так сказать, на трансфер до парома;
3. талон на ручную кладь;
4. какие-то чеки в количестве аж трех штук.
Со всем этим ворохом я вернулась в зал ожидания и продемонстрировала Васе. Вася что-то печально буркнул и снова пошел в очередь, попросив меня посторожить его сумку.
Пока я сидела с вещами, за окном проходили поезда. Я просто умилялась ими. Все они шли в какую-то глухомань и являли собой, как правило, гибриды всего, чего было возможно. К одному локомотиву цепляли пассажирские, почтовые, товарные вагоны и даже открытые платформы. Получалось, что наш бичевоз был самым культурным поездом в здешних краях!
Железная дорога в Ванине и портовые краны.



Часа через полтора вернулся Вася. На лице у него было написано отчаяние.
- Во-первых, в очереди уже три списка, и я почему-то – во втором, - сказал он, - а, во-вторых, повесили объявление, что на двухчасовой и на следующий паромы билетов нет. Говорят, что, может быть, будут на ночной. Но тоже не факт!
- Ну и дела! - только и сумела произнести я.
- Наверное, придется ехать обратно! – продолжал печально Вася. – Больше на Сахалин никак не попасть, а ждать у меня времени нет!
- А «зайцем» попробовать не хотите? – осенила меня гениальная идея (с Васей мы общались высоко на «вы»). – Точнее, даже не «зайцем». Главное, проникнуть на корабль, а если он отчалит, то на берег вас уже никто не вернет! Там и заплатите за билет!
Вася задумался.
- Вообще-то, у меня была такая мысль, - сказал он с надеждой. – Проблема только в том, как попасть в автобус до парома, и еще в билетершах при посадке на сам паром!
- В любом случае, вы ничего не теряете! – уверенно резюмировала я. – Надо попробовать! А проблемы с автобусами и билетершами будете решать по мере их поступления!
До отхода парома оставалось несколько часов, и теперь я попросила Васю посидеть с моим чемоданом, а сама отправилась гулять по Ванину. Ванино располагалось на склоне одной большой сопки, и оказалось совершенно заурядным поселком с белыми силикатными пятиэтажками.



...

Из достопримечательностей в нем были только «тот самый Ванинский порт» с портовыми кранами, раскинувшийся на несколько километров, да пара маяков, один из которых, видимо, для экзотики был водружен на крышу местной администрации. На обратном пути я обнаружила маленький рынок. Вот, на нем-то я отвела душу! Бабульки - жены и матери рыбаков - здесь торговали свежими икрой и крабами, только что сваренными в морской воде. Обретя двух полноценных камчатских крабов за 120 рублей, я, радостная и довольная, вернулась в порт.
Но о пароме не было ни слуху, ни духу. Мы прождали еще пару часиков, и только где-то в 14.30, наконец-то, прибыл наш автобус-трансфер. Им был «ПАЗик», и, разумеется, в него все желающие отчалить на Сахалин не поместились. Вася, правда, проник, а мы с москвичом остались ждать следующего. Москвичу повезло, каким-то чудесным образом он умудрился обзавестись бронью, и теперь вполне легально ехал по билету.
Второй «ПАЗик» опять брали штурмом. И, наконец-то, успешно в него загрузившись, мы тронулись в путь. До парома ехали минут десять по строительным территориям порта, пока не выбрались к причалу. Паром был большим, многопалубным, ледокольного типа кораблем и, скорее, был похож на сухогруз, нежели на пассажирский лайнер. Раньше такие паромы использовали для перевозки поездов с Приморья на Сахалин, но теперь, когда железная дорога из Холмска в Южно-Сахалинск почти загнулась, надобность в них практически отпала. Но не списывать же их на помойку!
Моя каюта оказалась весьма культурной, второй по респектабельности после «люкса». В ней были двухуровневая кровать, диван, стол, шкаф, несколько стульев и умывальник. Все весьма потрепанное, но еще вполне сносное для применения. Правда, на верхнюю палубу, где располагалась каюта, вела до жути крутая лестница, по которой мне предстояло тащить чемодан. С москвичом мы потерялись во время посадки на паром, Вася, вообще, исчез из поля зрения, поэтому, когда я одолевала эту лестницу, то уверенно думала, что она в моей жизни последняя.
В каюте уже сидел мой очередной попутчик по имени Сергей, лет 40 от роду и весьма странной наружности. Точнее, наружность у него была как раз вполне обычная для многих пассажиров нашего «лайнера», но к оным наружностям я все еще никак не могла привыкнуть. Почему-то практически все мужчины здесь предпочитали носить спортивные, блестящие во всех интересных местах костюмы фирмы «Адидас», белые носки и шлепанцы. Причем в данный наряд они облачались отнюдь не на борту, а прямо-таки в нем и садились на паром, визуально являя собой жуткую смесь зэков и гастарбайтеров. К счастью, только визуально!
Сергей выдал мне нож для разделки краба, но сам его потреблять отказался. Я же съела одного и тут же пришла в неописуемый восторг! Он был изумительным! В нем было столько сочного, нежнейшего и такого вкусного мяса, что я просто не могла оторваться! И все-таки второго я не осилила, уж очень они оказались крупными!
Отчалили мы часа в четыре. Качка была несильной, и я совершенно спокойно гуляла по судну. Надо сказать, что при посадке на паром нам выдали еще по одной бумаге – талону на питание. Так что, когда «час обеда подошел», я отправилась в корабельный буфет. Рестораном сие заведение с грязными обшарпанными столами и пластиковыми разнокалиберными стульями назвать было сложно. В качестве «питания» мне в нем выдали тарелку слипшегося риса с котлетой а-ля советская столовка, огурец, ложку кукурузы, по куску колбасы и сыра, пряник и пакетик омерзительного кофе «три в одном», который я тут же обменяла на чай.
В общем, после неудавшегося на всю катушку ужина я решила еще немного погулять по кораблю. Бродила я недолго. Из культурно-увеселительных заведений на пароме обнаружились видеосалон за 15 рублей и душ за 35, в кои заворачивать я не стала и в результате встретила Васю. Вася же вцепился в меня мертвой хваткой. Как выяснилось, билетершу на пароме он уговорил продать ему билет без места. Так назывались места в виде кресел на крытой палубе. В целом, Вася был доволен, но теперь абсолютно не знал, куда ему деть на ночь сумку.
- Может, возьмете ее к себе в каюту? - недвусмысленно спросил он меня, решив, видимо, навсегда назначить меня на должность матери Терезы.
Играть оную роль я, в общем-то, не собиралась, но Васю было жалко, поэтому я предложила ему пообщаться с Сергеем и, в случае его согласия, ночевать у нас в каюте на диване. Вася сильно возрадовался, прошествовал со мной в каюту, переговорил с Сергеем, быстренько его уломал, и вскоре уже, отведав с моего позволения краба, вовсю стал осваивать диван.
---------------------------------------------------------------------------------
Мои другие рассказы из путешествия по Дальнему Востоку, Сахалину и Японии:
Комсомольск-на-Амуре. Молодость, поросшая травой, а также о том, как я на бичевозе через Сихотэ-Алинь ехала
Хабаровск. Брат московского брата
Владивосток. Порт интернациональной дружбы
Фотообзор: Рыбка-остров, островитяне и их соседи

promo tematixomir 14:55, вчера 66
Buy for 60 tokens
"Тяжелый выбор — выполнить бессмысленный приказ командования и потерять оставшихся людей или вывести бойцов из-под огня и пойти под трибунал". Реалистическая драма основана на исторически достоверных событиях. В основу сценария фильма «Ржев» легла повесть…

  • 1
Ну и приключения у вас!
А крабы там великолепные. И огромные. После обычных крымских воспринимаются как драконы.

О, не то слово! Один краб с две мои ладони. :)

Интересный рассказ, а я в тех краях не бывал ни разу. :)

P.S. Топоним "Ванино" не склоняется.

Почему не склоняется?

Анализ не проводил. :) Наверное, подобно мужским фамилиям, заканчивающимся на "о".

А я решила провести. :) В начале 2000-х нам корректура, когда мы не склоняли названия населенных пунктов, их постоянно правила. В общем, я привыкла склонять. Исключение, если, допустим, идет не просто название, а с уточнением в начале: в порту Ванино, но в Ванине, из деревни Гадюкино, но из Гадюкина и т.д.
Но сейчас порылась в правилах русского языка, подумав, что за 10 лет они вполне могли измениться, и нашла, что действительно теперь верны оба варианта: http://www.gramma.ru/SPR/?id=3.2

Ну да, кофе теперь тоже ОНО...

Но если в столице я не раз встречал, что Домодедово, Шереметьево, Кунцево, Царицыно и т.п. склоняют, на Дальнем Востоке с Ванино на моей памяти так не обходятся. Ни в СМИ, ни в обычной речи. У меня знакомая одна как раз из тех мест, кстати, я с ней о ее малой родине часто беседую. :)

ОК, буду иметь в виду.

У нас обычно в речи не склоняют, Ванино всегда Ванино: в Ванино, из Ванино...

Кстати, Шереметьево, Домодедово и т.п. тоже не склоняются.

Маяк на крыше не для экзотики, а обозначает (в паре с нижним) створ. Такая же картина и в Холмске.

А то, что он на крыше местной администрации, это не экзотично? Я, собственно, об этом.

А-а, экзотично, да:)

(Deleted comment)
Кстати, в копилку краеведа :) В Ванино и Советской Гавани есть интересный нюанс в архитектуре, так сказать. У коттеджей есть заборы, на заборах есть колючая проволока, но обычно такие колючие "надстройки" над забором как бы "заваливают" наружу, очевидно чтобы нельзя было залезть во двор, тут же повсеместно эти надстройки обычно завалены внутрь! Я так понимаю, что в более привычном для хозяев этих коттеджей направлении :)))) Очень часто по углам квадрата-забора бывают сделаны такие небольшие башенки, чтобы не сказать вышки, тоже видимо, глазу привычно :)

:)) Не видела. Это в частных коттеджах?

Да, именно в них :)

  • 1