Наталья Анохина и Антон Фролов (annataliya) wrote,
Наталья Анохина и Антон Фролов
annataliya

Categories:

Пигмеи-алкоголики

И вот настал тот день, когда мы собрались посмотреть в Уганде самое интересное - деревню пигмеев, маленьких людей, рост которых не превышает и полутора метров. Конечно, эти пигмеи - уже не те охотники и собиратели, кои до сих пор живут в некоторых районах девственных лесов Конго. Угандийские пигмеи из лесов давно ушли. Они обосновали деревеньку неподалеку от национального парка Симулики, ничего не делают, получают пособие от правительства, немало денег от заезжающих сюда туристов, и, казалось бы, должны жить совершенно вольготно и обеспеченно. Ан нет, все у пигмеев здесь абсолютно не так...



Ехать к пигмеям нам по-любому предстояло через Форт Портал, а потому мы заехали там в один из отелей и забронировали себе номер. Это мы сделали, прежде всего, из-за того, что как раз в тот день в Форт Портал надумал заехать угандийский президент Мусевени со своей предвыборной компанией и огромной свитой. Эта свита вроде как планировала заселиться во все возможные отели, а потому у нас был не хилый шанс остаться на ночь вообще без крыши над головой. Вот мы и поторопились. Впрочем, наши опасения оказались напрасными, и в отеле мы стали чуть ли не единственными постояльцами. Зато, пока мы ехали по улицам Форт Портала, нам было очень забавно наблюдать, как подготовились жители к прибытию президента. Большинство из них надели желтые майки с его портретом, где-то раздобыли такие же желтые флажки, коими украсили свои бода-бода, и бесцельно ходили и ездили по улицам. :))
Но мы не стали составлять им компанию и взяли курс на деревню пигмеев.
Несмотря на то, что из Форта Портала до деревни было чуть больше сорока километров, мы ехали туда целых два часа. Во-первых, дорога-грунтовка шла узким серпантином через горы Рувензори. Здесь не было ни туннелей, ни мостов, ни ограждений вдоль особо крутых участков, и мы ехали медленно, притормаживая на поворотах, отчего скорость нашей машины была просто микроскопической.



...



...



...



Во-вторых, то там, то здесь шли ремонтные работы по расширению дороги. Процессом руководили китайцы. Там, где они уже поработали, дорога действительно становилась лучше, шире и проходимее. Но строительство шло, и однажды нам вообще пришлось встать и подождать около получаса, пока два экскаватора кидали со склона прямо на проезжую часть гравий, а затем бульдозер его сгребал в сторону.
Это на обратном пути было.



Наконец, мы спустились с гор, проехали еще несколько километров и оказались в деревушке под названием Нтанди. Именно здесь, на ее окраине, находилось пигмейское поселение.



Пигмеи, которые здесь жили, относились к пигмеям бамбути и этнически были ближе к пигмеям, жившим и живущим в конголезских лесах, чем к тем, что обитали на границы Уганды и Бурунди. Около 50-60 лет назад они еще жили в лесах и охотились, а их женщины собирали съедобные травы и коренья, коими приправляли пищу. У них не было никакого имущества, кроме нескольких кастрюль, в которых они готовили, луков со стрелами, сетей для отлова животных и палок, коими они их забивали. Охотились пигмеи двумя способами: либо с помощью ядовитых стрел, либо сетью, которую натягивали между соседними деревьями. Животное, не видя ее, попадало и запутывалось, а затем пигмеи всем племенем добивали его палками и стрелами. Но на те леса, где они жили, постепенно начала наступать цивилизация, появились плантации и сельскохозяйственные угодья. В конце концов, поля практически полностью окружили леса, а вскоре вмешалось и правительство. Леса провозгласили национальными парками, где полностью запретили какую-либо деятельность. Так, пигмеи стали своего рода нелегалами.



Впрочем, правительство о них частично позаботилось. По крайней мере, что касается пигмеев бамбути, то им ежегодно выплачиваются компенсации, из-за того, что они живут, в принципе, в доступном месте, к ним практически ежедневно приезжают туристы (иногда, как сказал нам Ричард, даже по несколько групп в день). Кроме того, сейчас им разрешено ловить рыбу на территории парка и охотится на мелких животных. Но деньги сделали свое дело. Теперь пигмеи забросили свои сложившиеся веками обычаи и традиции, рыболовством и собирательством занимаются минимально, а в основном живут на те деньги, которые получают от туристов и в качестве пособий.



Мы оставили машину примерно в ста метрах от их поселения и дальше пошли пешком. Не успели пройти и нескольких десятков метров, как нам навстречу выбежала стайка абсолютно голых детей, лишь у некоторых из них вокруг талий были повязаны веревочки, как мы поняли, в качестве защиты от сглаза. Вскоре появились и взрослые. Ричард предупредил нас, что сначала нам надо будет поговорить с местным вождем, коего все здесь зовут королем, и только после, как он даст добро, фотографировать.



Конечно, вождь попросит денег. Обычно, если группа туристов большая, то они платят по десять тысяч шиллингов с человека, если же туристов всего несколько, то 50 тысяч за всех. А так - уж как сторгуемся. Честно говоря, сначала нам было даже как-то неловко торговаться, но Ричард махнул на это рукой и сказал, что деньги пигмеи все равно пропьют - так что, торговаться, мол, не только можно, но и нужно.
Взрослые пигмеи, которые вышли нам навстречу, были действительно гораздо ниже среднего африканского роста - примерно 150-160 сантиметров, а некоторые и того ниже. Среди них выделялся мужчина в ослепительно белой майке и кедах. Он был чуть выше всех остальных, и по его поведению нам стало ясно, что он тут главный.



Еще несколько лет назад пигмеи бамбути не говорили по-английски, но нашелся один местный учитель, который научил их, и теперь с нами они шпарили только так. Особенно, если вопросы касались денег. Пигмей в майке пригласил нас в офис на переговоры. Офис представлял собой три стула, стоявшие у наружной стены одной из хижин. Хижина была построена из глины, ее крыша покрыта соломой, а стулья были вполне современными, только старыми и потертыми.
- Итак, - сказал он, когда мы все уселись, - добро пожаловать в нашу деревню. Чего вы хотите?
- Спасибо, - ответили мы. - Мы хотели бы посмотреть, как вы живете, и пофотографировать, если это возможно.
- Да, это возможно, - сказал пигмей в майке, - но вам надо подождать нашего короля и переговорить с ним. Он где-то тут ходит, мы его сейчас поищем.
Честно говоря, до этих его слов мы были уверены, что как раз с королем и говорим. Оказалось, что нет. Ну, и ладно. Стоит заметить, что пока мы так вот сидели и общались, к нам стали подтягиваться жители деревни. Хотя, слово "подтягиваться" в данном случае было совсем неверным. Женщины в накидках, едва прикрывавших все прелести, мужчины в грязных штанах и футболках, голые и полуголые дети - все неслись к нам со всех ног, выстраивались рядом в полуметре от нас и выкладывали на землю свои самодельные вещи: маленькие емкости для воды, сделанные из дикой тыквы, глиняные курительные трубки, ножи, луки и стрелы, бубенчики, которые они использовали для танцев, и многое другое. Все это пигмеи принесли, чтобы продать нам. Мы же с интересом рассматривали все эти вещи, но товарищ в майке не велел прикасаться к ним, пока мы не увидим короля.



...



...



...



Время шло, мы сидели, а короля все не было. Для пигмеев у нас был припасен небольшой пакет с конфетами, я вспомнила о них, и чтобы не терять времени, решила их сейчас раздать. Но стоило мне его только развязать, как вокруг все заорали, загалдели и пошли на меня с таким напором, пытаясь вырвать пакет из рук, что мне пришлось поднять его высоко над головой, благо, что я была чуть ли не в полтора раза выше собравшейся публики, и прокричать: "Только детям!".



...



...



К моему удивлению, пигмеи немного отступили и вперед вышли действительно только дети.



Но я успела раздать не больше десяти конфет, как меня снова окружала толпа и начала рвать пакет из рук.



- Нет, мадам, нет! - увидев все это, завопил пигмей в майке. - Ждите короля! А конфеты отдайте мне, я их сам раздам!
Честно говоря, этот товарищ доверия у нас не вызывал никакого, и я послушалась на половину: раздачу прекратила, но сказала ему, что, как только появится король, и мы договоримся, конфеты потом раздам все равно сама (кто знает, что было у него на уме, и куда бы он их дел). На том и порешили.
Но короля все не было.
- Ладно, - по прошествии минут десяти сказал пигмей в майке, - заплатите 60 тысяч и можете все здесь у нас смотреть, фотографировать и покупать.
Мы вспомнили советы Ричарда и предложили ему сумму в 20 тысяч. Пигмей, похоже, не ожидал от нас такой "наглости", но требования снизил до 50-ти. Мы подняли до 23.
- Не, - сказал пигмей. - Так не пойдет. Нас тут 26 человек, не считая детей, а с детьми - 60. Надо разделить деньги между всеми взрослыми, поэтому 23 тысяч не хватит. Давайте 40.
- Хм, - ответили мы, - хорошо. Мы дадим 26. Выдай каждому по тысячи. Получится отлично.
- Королю надо дать десять! - продолжил торговаться он.
- Окей, - согласились мы, - 36!
- 37, - решил надбавить он себе тысячу.
- Окей, договорились.
С этими словами мы выдали ему деньги (37 тысяч угандийских шиллингов - примерно 23-25 долларов) и отправились гулять по деревне.
Ричард предупреждал нас не зря. Как оказалось, только сегодня утром к пигмеям уже приезжали какие-то туристы, и теперь мы не встретили в деревне ни одного более-менее трезвого аборигена. Деградация была видна невооруженным глазом. Все здешние мужчины ходили пьяные либо обкуренные (правительство официально разрешило им выращивать марихуану), никто из них не работал.



Во всей деревне мы встретили лишь одну женщину, которая готовила ужин и чистила рыбу.




Все остальные, как и мужчины, тоже слонялись без дела. Дети играли в пыли. А их жилые хижины были настолько убоги, что я даже не нахожу слов, чтобы описать их - наши сараи выглядели бы по сравнению с ними на порядок лучше. Некоторые хижины, как я уже говорила, были построены из глины, но были и такие, которые явно слепили на скорую руку из грязи и каких-то отбросов.



Конечно, со мной можно поспорить и сказать, что в пору охоты и собирательства пигмеи возводили дома ничуть не лучше нынешних. Да, так и есть! Но тогда в их стены они не вмонтировали пустые пластиковые бутылки и куски рваных полиэтиленовых пакетов. В общем, полная жесть!
Дом внутри.



Жители деревни ходили за нами следом и только по лицам некоторых из них было видно, что они как-то заинтересовались нашим приходом, они улыбались. Все прочие же, за исключением детей, явно собирались срубить с нас еще как-то денег, только пока не могли сообразить, как. Бывало, я наклонялась, чтобы сфотографировать какого-нибудь малыша, как тут же подбегала его мать и орала мне в ухо: "Фото - одна тысяча! Фото - две тысячи!" Естественно, я тут же посылала ее за деньгами к пигмею в майке, которому мы их заплатили, мамаша успокаивалась, но через некоторое время все продолжалось по новой.



За такое поведение, за их жадность, за наглость, за постоянное пьянство, за безделье недолюбливают пигмеев, как выяснилось, и другие местные жители, которые живут с ними по-соседству. Они их считают здесь как бы низшим классом, теми, кто привык не работать и пользуется всем готовым. Ни одна деревенская девушка не выйдет замуж за пигмея. Хотя это нисколько не мешает пигмейским женщинам ходить налево в деревню от своих пигмейских мужчин. У пигмеек считается, что, если она забеременеет на стороне, то это спасет и вылечит ее от многих болезней. Так и лечатся - беременных женщин в пигмейской деревне мы видели не мало! :)) Кстати, на самом деле, беременность на стороне - это не есть гуд! Из-за того, что у пигмеек рождаются дети от, так сказать, смешанных браков, их рост с каждым поколением увеличивается. Уже сейчас среди пигмейских подростков много таких, рост которых достигает 150-160 сантиметров. И пройдет еще совсем немного времени, когда эта народность таким образом совсем исчезнет с лица земли.
Напомню, что рост Антона 171 см.



Наконец, чтобы как-то удовлетворить хотя бы кого-нибудь из тех, кто все это время ходил за нами следом по деревне со своими ручными поделками, мы выбрали из них две вещицы - бубенцы для танцев и сосуд из сушеной тыквы для воды - и решили купить. Снова вокруг нас началась круговерть - шум, гам, крики, споры. Сторговавшись о цене, Антон полез за деньгами, и тут выяснилось, что у него остались только крупные купюры. Тогда он отправился к Ричарду, который все еще сидел в "офисе", в надежде разменять их, увел за собой всю толпу, и я на какое-то мгновение осталась совершенно одна. Я стояла на небольшой пыльной площади посреди деревни, оглядывалась по сторонам и приходила в себя. Вдруг ко мне подошел совершенно низкорослый мужичок в желтой предвыборной футболке с изображением Мусевени, укуренный и пьяный до такой степени, что его шатало из стороны в сторону, и он еле держался на ногах.
- Король здесь вокруг! - изрек он заплетающимся языком.
- Да, безусловно! - ответила я ему.
Мужичок продолжал молча, туманным взором смотреть на меня. Я тоже посмотрела на него пару минут и пошла к Антону, дабы выяснить, как там идут дела с разменом. Как оказалось, денежный вопрос благополучно разрешился, и Антон уже сжимал в руках только что приобретенные нами пигмейские прибамбасы. И тут вдруг стоявший тут же пигмей в майке радостно заорал и кинулся куда-то в сторону.
- Король пришел! - восклицал он.
С этими словами в толпу ввели короля. И у меня, глядя на него, просто-таки чуть не отпала челюсть! Королем оказался тот самый мужичок в предвыборной майке, с которым я говорила две минуты назад! Да-да, тот самый обкуренный, вдрызг пьяный и едва державшийся на ногах.
Король представился и тут же возблаговолил сфотографироваться с Антоном.



Его совершенно не интересовало, сколько денег мы оставили его народу, что уже успели посмотреть, и что хотим еще. Короля тянуло фотографироваться. Было явно видно, что его просто по самые уши захватывает процесс, он вставал в фотогеничные, на его взгляд, позы, поворачивался то с одной стороны, то с другой, а, в конце концов, снял майку и залез в кусты росшей неподалеку марихуаны - единственного растения, которое научились выращивать пигмеи. В кустах он задрал оба больших пальца вверх и разулыбался!



На этом знакомство с пигмеями у нас закончилось. Несколько мужчин проводило нас до машины, успев предложить по дороге курнуть с ними марихуанки. Честно говоря, после посещения этой деревни лично у меня осталось очень удручающее впечатление, ибо что тут скажешь еще? Деградация всегда выглядит страшно...



...

Ночевали и обедали мы в Форт Портале. Ресторанчик очень рекомендую, славное место, называется "Gardens Restaurant".
--------------------------------------------------------------------------------
Мои другие рассказы из этого путешествия:
2011 год, январь:

Озеро Нкуруба. Кратерные озера и африканские танцы
Национальный парк "Мёрчисон Фоллс". Аааа-а, крокодилы, бегемоты!..
Масинди. Обезьянки чи-чи-чи
Мбале. Абаюдая - это евреи-негры!
Сипи и национальный парк "Элгон". С Моисеем за птицами, обезьянами и летучими мышами
Деревня карамоджонгов. Дети со вздувшимися животами - это реальность...
Деревня багишу. Не самые бедные
К истоку Нила
Жизнь в Уганде
Кампала. Жуть в центре Африки
Энтеббе. Привет, Африка!
Стамбул. Дервиши
Транспорт Стамбула
Стамбульские радости
Стамбул. Другие берега
Главными стамбульскими тропами
Фотообзор: Стамбул + Жемчужина Африки
Tags: Уганда
Subscribe
promo annataliya march 26, 2019 10:02 159
Buy for 50 tokens
История с географией! Ходила тут на почту за посылкой. А у нас отделение с прибамбасом. Есть главное здание и пристройка. Посылки выдают и там, и там. А куда именно отнесли ее в этот раз на выдачу, не угадаешь ни за что! Это на усмотрение почтовиков, и они не докладывают. И вот, прихожу я в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments