Наталья Анохина и Антон Фролов (annataliya) wrote,
Наталья Анохина и Антон Фролов
annataliya

Categories:

Город на нефти

Оказалось, что в Ногликах у Надежды Константиновны - мамы моего друга Димы из Южно-Сахалинска - жили тетя и двоюродная сестра. Поэтому утром она снабдила меня двумя банками варенья для улучшения пищевой базы родственниц с сопроводительной запиской о том, чтобы они меня, в случае необходимости, оставили у себя на ночевку. Честно говоря, я еще сама не знала, буду ли ночевать в Ногликах: кроме осмотра поселка, я лелеяла мысль съездить на самый север Сахалина – в другой райцентр, город Оху.



По слухам, севернее Ногликов сахалинская растительность резко менялась и становилась тундровой. В тундре же до сих пор я не бывала, поэтому на растительность посмотреть хотела.
Ногликовский поезд останавливался в Буюклы на две минуты, кассы еще не работали, но Надежда Константиновна меня успокоила, сообщив, что билет я смогу купить у проводницы. На перроне мы долго думали, с какой стороны в вагонах откроют двери, и галопом рванули обегать поезд, когда он прибыл, а двери открылись с противоположной стороны.
До Ногликов мне предстояло ехать шесть часов. Вагон на этот раз был общим, но вполне приличным, с креслами, как в самолете, мягкими и новыми. Так что всю дальность пути я даже не почувствовала.
В Ногликах я сразу отправилась на разведку наличия транспорта в Оху. По слухам, туда ходили исключительно вахтовки – грузовые машины-фургоны красно-оранжевого цвета с окошками для пассажиров. Дело было в том, что дорога в Оху была специфической, точнее, дорогой ее назвать было сложно, потому как проехать по ней, кроме вахтовок с огромными колесами и тракторов, больше не мог никакой транспорт. Но я, честно говоря, к этому отнеслась легкомысленно, а когда у вокзала обнаружила стоявший «ПАЗик» до Охи, сильно обрадовалась преувеличенности слухов и энергично водрузилась на одно из трех оставшихся свободными мест. Вскоре водитель собрал со всех по 360 рублей за провоз, и мы отправились в путь.
До Охи надо было ехать четыре часа, но мы ехали аж пять с половиной. Моя радость о том, что дорога в Оху, несмотря на слухи, была все-таки дорогой, оказалась явно преждевременной! Таких дорог я не видела никогда! Сначала у меня сложилось впечатление, что ее уже давно и нудно строят. Она была исключительно песчаной (без всяких намеков на асфальт) с двумя глубокими колеями посередине. Кое-где она расширялась, и тогда колей становилось несколько. Иногда на дороге встречалась техника и груды щебня, но следов человека вокруг не наблюдалось. Так что мое впечатление о начале строительства быстро сменилось мыслью о том, что строить ее хотели, но дело как-то не пошло!
2.



В общем, по колдобинам наш «ПАЗик» скакал, аки козел, не переставая его изображать ни на минуту. Едва нам попадалась встречная машина, как пыль вокруг вздымалась столбом, водитель замедлял ход, выжидал, пока пыль немного рассеется, а затем «ПАЗик» продолжал скакать дальше. За все пять с половиной часов мы сделали лишь одну остановку. Где-то на трети пути от тряски из автобусной двери вылетело стекло, водитель принялся его вставлять, а нас выпустил осмотреть окрестности. Кругом была холмистая степь, а параллельно дороги шла железнодорожная узкоколейка: не та, которую я видела в Южно-Сахалинске, Ногликах, Тымовске и других городах, а совершенно иная – очень узкая (чуть больше полуметра в ширину), старая, с кривыми рельсами и прогнившими шпалами, почти заброшенная.
Зонтик для масштаба.
3.



Правда, по ней все еще ходили товарные поезда из Ногликов в Оху и обратно, а совсем недавно был и пассажирский поезд, занесенный в Книгу рекордов Гиннеса, как самый медленный поезд в мире. До Охи он шел… сутки, делая остановки в любом месте по просьбе пассажиров, вагоны в нем были старинными, отапливались "буржуйками", у которых обычно собирался греться народ. Теперь этот поезд отменили, правда, по слухам, еще раз от раза цепляли пассажирские вагоны с "буржуйками" к товарным поездам и отправляли в путь (информация на 2004 год).
Чем дальше мы продвигались на север, тем заметнее было, как менялась растительность. Елки становились ниже, росли реже, появился стланик, а огромных лопухов не стало вовсе.
4.



Очень часто попадались "заросли" сухих елок. Сначала я думала, что они вымерзли в одну из холодных зим, но оказалось, что несколько лет назад в здешних краях свирепствовали пожары, и лес почти полностью выгорел, оставив лишь сухие стволы.
Ближе к Охе на горизонте появилась синяя полоска Охотского моря, и пейзаж стал совсем феерическим: летняя тундра (или лесотундра?) и море, даже издали казавшееся по-северному холодным.
Честно говоря, ночевать в Охе мне было негде. Еще во время подготовительного этапа путешествия знающие люди писали мне, что гостиницы здесь жутко дорогие – от 1200 рублей и выше, да к тому же и с местами часто бывает напряженно. В принципе, это было неудивительно, потому как в Охе вовсю добывали нефть! Поэтому я решила сразу по приезду пойти в гости к главе Охинского района, обратиться к нему, типа, как коллега к коллеге, и попросить устроить мне тут культурное проживание на пару дней.
Надо признаться, что поначалу от Охи, как от города, я многого не ждала. А чего, собственно, можно ожидать от райцентра, отдаленного от всех прочих городов, да еще с такой к нему подъездной дорогой? Но километров за тридцать до Охи вдруг неожиданно вместо колдобин образовался очень качественный асфальт, и когда мы въехали в город, я просто обомлела! Оха оказалась большим, красивым и благоустроенным городом! Вместо разбитых дорог и тротуаров, некошеной в пояс травы на газонах и серых домишек, кои всего несколько минут назад рисовало мое воображение, перед моим взором вдруг предстали ухоженные парки и скверы, новые современные дома и красивые коттеджи, благоустроенные дворы с клумбами и детскими площадками, множество разных магазинов. Оха явно тянула отнюдь не на районный, а, как минимум, на областной центр!
5.



6.



7.



8.



К районной администрации я неслась галопом, но добралась ровно к 18 часам. А добравшись, поразилась во второй раз. Располагалась она на площади Нефтяников и представляла собой новое современное здание с облицовкой из коричневых плит под мрамор. Перед зданием администрации в виде книжки-раскладушки живописно стояли гранитные стенды с историей возникновения Охи, с выгравированными ее старинными фотографиями и с именами почетных граждан города. Все было настолько красивым, новым и ухоженным, что у меня невольно создалось впечатление, что я нахожусь где-то за границей. Умеют же наши строить, когда захотят! И не только здания администраций, кстати!
9.



10.



Потоптавшись немного у входа, я вошла внутрь и спросила на вахте: «Не отбыл ли еще домой глава района?». «Нет», - ответили мне и предложили позвонить его секретарше. Секретарша сказала, что у главы какой-то координационный совет, освободится он неизвестно когда и, выслушав меня, соединила с его первым заместителем (в одном лице с вице-мэром города), который тут же пригласил меня на прием.
- Здравствуйте! Извините за несоответствующий этикету мой внешний вид! - умно сказала я, войдя к нему в кабинет.
- Ничего страшного, - ответил вице-мэр Охи, покосившись на мои джинсы и свитер. – Что привело вас в наши края?
Я коротко изложила проблему, а он попросил меня предъявить документы, после чего удовлетворился, спросил, какой суммой я могу пожертвовать за гостиницу, и кому-то позвонил. Через пять минут ему перезвонили и сказали, что самый дешевый свободный номер в гостинице потянет не меньше, чем на 1500 рублей за ночь. Это меня никак не устраивало, поэтому вице-мэр позвонил еще кому-то, а между делом поинтересовался у меня, как я смотрю на то, если буду жить не в отеле, а в отдельной трехкомнатной квартире со всеми удобствами за 600 рублей в сутки? Я смотрела на это очень положительно, и мы стали ждать, пока за мной приедет сопровождающий и покажет апартаменты.
Через минут десять вице-мэру позвонили и сказали, что машина с сопровождающим прибыла. На прощание я подарила ему фирменную футболку с надписью «СМИ Московской области», и мы мило расстались.
Сопровождающим оказалась женщина, а квартира находилась сразу за зданием администрации в высоком кирпичном доме. Что это была за квартира, я так и не поняла. По документам она проходила, как… общежитие, но когда я спросила об этом у сопровождавшей меня дамы, она очень загадочно улыбнулась и сказала, что квартира предназначается для избранных гостей. Я чуть было не загордилась!
А если честно, то в такой квартире я хотела бы жить всегда! Здесь было продумано все до мелочей! Три комнаты – гостиная, кабинет и спальня. В гостиной стояли диван, два кресла, телевизор и сервант с посудой. В кабинете – диван, еще один телевизор и стол. В спальне – тахта, столик и пуфики. В шкафах лежало свежее белье. На кухне – посуда, моющие средства и даже чай, какао и печенье. Телефон в коридоре. Пылесос. Утюг. В ванной – стиральная машина. Комнаты были огромными, просторными и новыми, еще пахнувшими ремонтом, с обоями и шторами, гармонировавшими по цвету с мебелью.
Так что, когда сопровождающая, показав мне все, ушла, я еще долго ходила по квартире с открытым ртом и никак не могла поверить в свое счастье!
11.



12.



13.



14.



Немного придя в себя, я решила пойти осматривать город.
Пока мы с вице-мэром ждали у него в кабинете приезда сопровождающего, он успел мне немного рассказать об Охе. Оха была молодым городом, отпраздновавшим в этом году 65-летие, но, несмотря на это, Охинский район считался самым большим районом на Сахалине и одним из трех районов - районом-донором. С запада, севера и востока он омывался Охотским морем, и главным промыслом местного населения здесь была добыча нефти.
А нефть тут нашли еще в 19 веке, когда северные сахалинцы стали привозить на материк диковинную горящую керосин-воду. Вскоре, после подсчета нефтяных запасов, некий купец Зотов скупил здешние земли для добычи нефти. И к 1928 году на месте будущей Охи появился поселок, а затем и город.
Герб.
15.



Сейчас добычу нефти в Охинском районе вело предприятие ОАО «НК «Роснефть-Сахалинморнефтегаз», еще реализовывались проекты «Сахалин-1» и «Сахалин-2», которыми вроде как заведовали американцы, а в российскую казну в результате поступали лишь какие-то крохи. Но история эта была темной, и без ста граммов разобраться в ней не представлялось возможным! Тем не менее, именно благодаря четырем тысячам местных жителей, работавшим в нефтяной промышленности (всего в Охе жило 32,5 тысяч народа), средняя зарплата в Охе достигала 11 тысяч рублей и считалась самой высокой на Сахалине (не забываем, что я была там в 2004 году). Да и на содержание города вместе с аэропортом у местных властей денег хватало, причем так, чтобы заслуженно занять первое место в конкурсе по благоустройству.
В этот вечер долго гулять по Охе я не планировала, поэтому осмотрела только прилегавшие к администрации окрестности – церковь, дом культуры с колоннами, сквер с памятником Ленину, пешеходный бульвар в центре города, чистые и аккуратные, как все в Охе.
16.



К осмотру же основных достопримечательностей я приступила на следующее утро, а были ими городской парк и станция «Оха» узкоколейной железной дороги.
Правда, сначала я решила покончить с проблемами и купить себе билет на автобус до Ногликов. Но как раз покупка билета и оказалась самой настоящей проблемой. Искать Охинскую автостанцию я пыталась еще накануне, и все почему-то указывали мне разные направления ее местоположения. Когда же я, наконец, до нее дошла, выяснилось, что данная автостанция – новая, от нее отправляются автобусы, но билеты на них тут не продают. В ее зале ожидания на единственной скамейке сладко спали котенок и алкоголик. У входа стояла снятая с петель дверь с приклеенным к ней расписанием, из которого я узнала, что автобусы в Ноглики ходят только по понедельникам, средам и пятницам и отправляются в 6.30 утра. И ни одной живой души кругом! Через минут десять, правда, появилась какая-то бабулька, которую я и опросила насчет приобретения билета.
- Так его ж в гараже надо брать! - сказала бабулька.
- Билет в гараже?! - переспросила я.
- Ну да! - ответила она.
- А гараж где?
Гаражом оказалось местное автотранспортное предприятие, состоявшее из нескольких зданий, до которого предстояло идти через весь город. Но бабуля была права – иначе, как гаражом, его назвать было трудно, а догадаться, что именно в нем продавались билеты, и подавно! На двери одной из тамошних контор висело объявление, что все билеты в Ноглики на ближайшие дни давно раскуплены. Я вошла внутрь и спросила у кассирши, как же ехать?
- Ну, вы приходите завтра к автобусу, - ответила она, - может, кто-нибудь не поедет! А, вообще, в Ноглики еще такси за 500 рублей ходят!
Уже потом, гуляя по городу, я увидела на фонарном столбе объявление с телефоном этого такси. Позвонила. Мне сказали, что перезвонят мне завтра в пять часов утра и заберут оттуда, откуда я скажу. На том и остановились.
Возвращалась из автотранспортного предприятия я через городской парк, в коем с успехом наблюдала тундровую растительность. Наряду с обычными елками и соснами здесь, с двух сторон от ухоженных пешеходных дорожек, росли низкие, кривые, покрытые серо-зеленым лишайником стелющиеся сосны. Вот так – то бамбук, а то…
17.



Конечная станция узкоколейной железной дороги, куда я, в конце концов, стала держать свой путь, находилась на самой окраине Охи. Здесь уже не было никаких домов, а к самому зданию станции, расположенному на дне какой-то низины с бесчисленными столбами-опорами линий электропередачи и старыми товарными вагонами без колес вела узенькая тропинка, сплошь заросшая травой. Создавалось впечатление, что все здесь уже давно забыто и заброшено. Тем не менее, станция «Оха» функционировала. Собой она представляла серое двухэтажное здание барачного типа за ржавыми металлическими воротами с выложенной на них красными стальными прутьями аббревиатурой «УЖД».
18.



19.



20.



Когда-то, когда российским министром путей и сообщений был Аксененко, он измыслил проект возрождения сахалинской узкоколейки, главным звеном которого было строительство железнодорожного моста из Охинского района Сахалина на материк. В таком случае японцы были готовы за свой счет построить мост с Хоккайдо на Сахалин – им это было выгодно, ведь при таком раскладе становилось возможным попадать из Японии в Европу на поезде, грузы там всякие перевозить! Но следующий министр МПС Фадеев проект забраковал из-за его дороговизны, и узкоколейка осталась пребывать в том виде, в каком была.
…Сейчас вокруг здания станции суетилась масса народа. Рядом на рельсах стояли открытые маленькие и низенькие, похожие на вагонетки, грузовые вагоны, в которые рабочие что-то активно загружали.
21.



С другой стороны были старые пассажирские вагоны, с забитыми железом окнами. Они были необычайно узкими и короткими, такими, какие бывают на детской железной дороге, и я не удержалась, чтобы не влезть в один из них и не посмотреть, что там к чему.
22.



В вагоне было темно, а на полу валялись осколки разбитого стекла. По середине стояла та самая печка "буржуйка", покрытая донельзя копотью, а сбоку к стене были пристроены двухуровневые деревянные нары. Я так и не поняла: установили ли их в вагоне с самого начала с целью служения пассажирам, или принесли сюда потом, но смотрелось все это весьма впечатлительно.
Еще вдоль станции ходил туда-сюда малюсенький тепловозик, взятый словно из сказки, и перетаскивавший груженые вагоны из одного конца в другой. Он, как, впрочем, и все остальное на станции «Оха», казался настолько нереальным в нашей современной жизни, что я достала фотоаппарат, решив зафиксировать все увиденное на память для потомков.
23.



24.




Рабочий народ тут же возмутился – нельзя, мол, фотографировать раритеты!
- Да ладно вам! - сказала я. И получила в результате даже собственную фотографию на фоне этой удивительной узкоколейки.
25.

---------------------------------------------------------------------------------
Мои другие рассказы из путешествия по Дальнему Востоку, Сахалину и Японии:
2004 год, июль:

Пильво - 110 лет!
Александровск-Сахалинский. "Каторжные мы..."
Невельск. Город-ленинец
Суровое озеро Буссе
Сахалинские деликатесы
Про Сахалин и сахалинцев
День сурка или "Горный воздух"
Водопады Быкова
Озерный край. Тунайча, Изменчивое и другие
Южно-Сахалинск. Столица рыбки-острова
Сахалин с первого взгляда: по пути от Холмска до Южно-Сахалинска
Тот самый Ванинский порт
Комсомольск-на-Амуре. Молодость, поросшая травой, а также о том, как я на бичевозе через Сихотэ-Алинь ехала
Хабаровск. Брат московского брата
Владивосток. Порт интернациональной дружбы
Фотообзор: Рыбка-остров, островитяне и их соседи
Tags: Дальний Восток, Сахалин, Сахалинская область
Subscribe
promo annataliya march 26, 2019 10:02 159
Buy for 50 tokens
История с географией! Ходила тут на почту за посылкой. А у нас отделение с прибамбасом. Есть главное здание и пристройка. Посылки выдают и там, и там. А куда именно отнесли ее в этот раз на выдачу, не угадаешь ни за что! Это на усмотрение почтовиков, и они не докладывают. И вот, прихожу я в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments