Наталья Анохина и Антон Фролов (annataliya) wrote,
Наталья Анохина и Антон Фролов
annataliya

Categories:

Туманные горы, именины Отару и производство саке

В нашей корабельной каюте случилось пополнение. В смысле, вещей. Теперь, чтобы пройти к моей спальной полке, мне приходилось преодолевать заставленную коробками до потолка дистанцию. Девы постарались на славу, закупив в шопах Отару не только всяческих телевизоров, ноутбуков, игровых приставок, но и разных кастрюлек, детских маек и… лапши а-ля «Доширак».
«А лапша на Сахалине не продается, что ли?» - провокационно спрашивала я.
«Продается, но японская вкуснее!» - со знанием дела отвечали девы.
…Утро следующего дня выдалось туманным и дождливым. Причем не настолько, чтобы ходить под зонтом, но и не настолько, чтобы гулять без него. Но я, несмотря на погоду, решила развлечь себя тем, что покорить вершину Тенгуямы, местной горы, к которой жители Отару относятся так же, как жители Токио к Фудзияме.
На автостанции мне подробно объяснили, как до нее добраться, и даже подарили буклет, дававший скидку на подъем по канатной дороге – вместо 1000 иен с меня теперь полагалось взять только 800. Доехать до Тенгуямы можно было и на такси, кои в Отару бегали в неимоверных количествах. Представляли они собой обычные машинки, но с обязательными фонариками на крышах в виде звезд или галочек. Но я пошла другим путем и поехала на рейсовом автобусе.
Канатка являла собой вагончик, который ходил по расписанию через каждые 12 минут и взлетал наверх всего за пять. Со мной вместе туда ехала беспрестанно фотографировавшаяся группа школьников. Впрочем, смысл этого фотографирования был загадочен. Чем выше мы поднимались, тем туман сильнее окутывал все вокруг, и вскоре все стало белым-белым, как молоко, а видимость пропала абсолютно. Когда же мы оказались на вершине, то, не то, что не смогли любоваться окрестностями с высоты птичьего полета, мы не смогли видеть даже то, что без преувеличения находилось в трех шагах - к примеру, у дерева, стоявшего в 20 метрах, читались только контуры. Такого тумана я не видела никогда!!!



Наверху я обнаружила магазин сувениров, кафе, парк с памятниками знаменитым японцам и с уходившим вниз желобом, по которому любители острых ощущений могли скатываться с горы на специальных тележках, и два бесплатных музея – лыж и гоблинов.
В музеи я сходила с удовольствием. В лыжном обозрела старинные пары лыж, среди них были даже горные – деревянные, с креплениями на ремешках, и кучу разных фотографий известных японских спортсменов. А в музее гоблинов все стены были увешены масками и вещицами с изображением этих самых существ.
2.



А самое главное существо – большое, красное, с длинным носом, как после длительного запоя, сидело перед входом в этот музей.
3.



В общей сложности на Тенгуяме я пробыла час, а потом отправилась вниз, чтобы вечером посетить японское гулянье под названием: фестиваль в честь дня города Отару.
Вообще-то, фестиваль, он же день города, длился в Отару аж целых три дня, и в последний вечер, то бишь в тот, в который я решила примкнуть к веселью, планировалось его торжественное завершение. Сколько лет исполнилось городу, я, честно говоря, так и не поняла, но все японцы с такой радостью отмечали это дело, что я просто по-тихому (а иногда и по-громкому) балдела.
На мероприятие мы ходили вместе с Денисом – матросом с нашего корабля. Он уже давно пытался составить мне компанию для знакомства с японскими достопримечательностями, но его вахты и мои сплошные разъезды все никак не давали ему сие совершить. И вот, наконец-то, судьба свела нас!
Сначала мы вместе с толпой разряженных японцев и глазевших на все это безобразие иностранцев двинулись к городскому каналу, а потом свернули к зданию морского порта. Денис нес мой зонт, поил соком и кормил мороженым, а я во все глаза глядела на веселившийся японский народ.
Отару в честь праздника украсили розовыми фонариками.
4.



Еще Наташа-сан нам рассказывала, что, хотя японцы и стали одеваться по-европейски, каждый из них для торжественных случаев хранил дома кимоно. И вот, торжественный случай для них, похоже, наступил. Теперь почти все японские женщины надели на себя разноцветные узорчатые кимоно. Сзади у них у всех, как у одной, были завязаны большие широкие банты, за которые они засовывали свои веера. В руках у дам были тканевые сумочки типа узелков, а на ногах сабо – тряпичные шлепанцы на деревянной подошве с двумя «каблуками»: спереди и сзади!
В общем, выглядело это примерно так же, как у японок из традиционной японской деревни.
5.



У мужчин дело с кимоно обстояло не так поголовно, как у женщин. Но многие из них тоже были в них.
Гулянья были в полном разгаре. У морского порта мы обозрели группу японских барабанщиков в красных коротких халатах с иероглифами, неистово стучавших в свои музыкальные инструменты.
6.

Эффектно, но недолго – через две минуты после того, как мы пришли, барабанщики собрали все свое имущество и удалились. А потом начался фейерверк. Точнее, это даже был не просто фейерверк, а фестиваль фейерверков. Правда, мероприятие малость подпортил туман, но в целом, зрелище было захватывающее. Больше всего мне понравилось, когда стреляли с воды и сразу помногу. В небо взлетали букеты цветов, пронзенные стрелами сердечки, буквы и цифры, горизонт то и дело вспыхивал алым, синим, зеленым, желтым и белым заревом, а смотревшие на эту феерию японцы фотографировали все на свои огромные мобильники…
Наконец, наступил последний день нашего японского круиза. Наш лайнер должен был отправиться восвояси к российским берегам после обеда, и я, взгрустнув, что сие, как ни крути, неминуемо, пошла изучать, как все-таки японцы делают саке.
Завод по его производству находился в одном из районов Отару, и со мной чуть было не повторилась та же история, которая произошла, когда я искала горячие источники. В принципе, на завод организовывались официальные экскурсии, но мне, естественно, потребовалось пойти другим путем и кинуться на его поиски самостоятельно. В результате я опросила целую толпу ничего не ведавших японцев, оказалась обсмеянной группой студентов, которым я зачитала по бумажке название завода Танака-Киккогура (и над чем хихикали, паразиты?), а в результате меня удовлетворил таксист, правильно объяснив, куда мне, в конце концов, идти. Потом я еще немного поплутала и вышла-таки к магазину при заводе. Осмотрев ассортимент, я оттуда быстренько удалилась, попала в какой-то дворик, а оттуда – в цех. Но цех оказался не тем, в который пускали на экскурсии, там меня выловила работница и сопроводила, куда следует!
Какой надо цех представлял собой реальное производство, оформленное примерно в том же духе, как на шоколадной фабрике. За огромными стеклами находились рабочие места, и все желающие могли наблюдать за процессом изготовления саке. Правда, в тот момент, когда я пришла, процесс почему-то стоял, и единственное, что мне удалось лицезреть, так это котлы с остатками бродившей муки и кучки риса на столах. Рядом висели таблички, гласившие японскими иероглифами о производстве, и картинки, его демонстрировавшие. В общем, после того, как я обошла все во второй раз, я поняла, что к чему. Сначала рис сортировали по размеру. Потом снимали с него шелуху и измельчали до муки, куда затем добавляли дрожжи. Некоторое время все это дело бродило, а на заключительном этапе муку отжимали, а готовое саке разливали по бутылкам.
Когда я уже собралась уходить, на завод вдруг явились четыре японских туриста, им выделили экскурсовода и провели экскурсию. Я примкнула к ним и прошла по цеху еще разок, так сказать, для усвоения пройденного материала. Под конец нам организовали дегустацию разных видов саке. И мне, честно говоря, оно очень понравилось. Пили мы его холодным. Саке было мягким, а по вкусу чем-то напоминало квас, правда, рисовый! Только потом мне объяснили, что в японской водке отродясь не бывает выше 17 градусов, и японцы, чтобы хоть каплю захмелеть, обычно ее подогревают. Кстати, уже вернувшись домой, я попробовала пить саке теплым – не пошло, на мой вкус, оказалось жуткой гадостью!
---------------------------------------------------------------------------------
Мои другие рассказы из путешествия по Дальнему Востоку, Сахалину и Японии:
2004 год, июль:

Саппоро. Улица красных фонарей по-японски
Деревня самураев
Саппоро. Первая любовница
Саппоро. Мне сверху видно всё, ты так и знай!
Японская национальная кошка
Отару. Порт розовых фонарей
Холмск - Хоккайдо. И окурки я за борт...
Мыс Великан
Ноглики. Поселок на нефти
Оха. Город на нефти
Пильво - 110 лет!
Александровск-Сахалинский. "Каторжные мы..."
Невельск. Город-ленинец
Суровое озеро Буссе
Сахалинские деликатесы
Про Сахалин и сахалинцев
День сурка или "Горный воздух"
Водопады Быкова
Озерный край. Тунайча, Изменчивое и другие
Южно-Сахалинск. Столица рыбки-острова
Сахалин с первого взгляда: по пути от Холмска до Южно-Сахалинска
Тот самый Ванинский порт
Комсомольск-на-Амуре. Молодость, поросшая травой, а также о том, как я на бичевозе через Сихотэ-Алинь ехала
Хабаровск. Брат московского брата
Владивосток. Порт интернациональной дружбы
Фотообзор: Рыбка-остров, островитяне и их соседи
Tags: Япония
Subscribe
promo annataliya march 26, 2019 10:02 159
Buy for 50 tokens
История с географией! Ходила тут на почту за посылкой. А у нас отделение с прибамбасом. Есть главное здание и пристройка. Посылки выдают и там, и там. А куда именно отнесли ее в этот раз на выдачу, не угадаешь ни за что! Это на усмотрение почтовиков, и они не докладывают. И вот, прихожу я в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments