Оазис Сива

annataliya


Когда-нибудь я обязательно совершу кругосветное путешествие!

Жизнь - это дорога, по которой стараюсь шагать позитивно


Previous Entry Share Next Entry
В степях Патагонии у большеногих людей
У 33 водопадов
annataliya
Патагония. Из Пуэрто-Монта мы добирались туда на самолете. Не сказать, что расстояние было большим - всего-то около двух часов лёта, но преодолеть его по суше, не заезжая из Чили на территорию Аргентины, невозможно. А виной тому неприступные Анды с их трех- четырехтысячниками. И нет там никаких дорог: ни железных, ни автомобильных.
Как вы уже знаете из моей предыдущей заметки, из Пуэрта-Монта мы прилетели в столицу Чилийской Патагонии - город Пунта-Аренас, что в переводе с испанского значит "Песчаный мыс". И именно оттуда мы ездили смотреть на колонии пингвинов и морских львов на острова Магдалены и Марты. Но сейчас я хочу вернуться немного назад, к тому моменту, когда мы только прилетели, и рассказать вам о Пунта-Аренасе и Патагонии в целом, а еще о моем именном и тоже патагонском городке Пуэрто-Наталесе.



Итак, едва наш самолет коснулся посадочной полосы, все пассажиры, туристов и путешественников из коих в салоне было большинство, прильнули носами и объективами фотокамер к иллюминаторам в порыве уже сейчас увидеть и запечатлеть первые кадры красоты и необычности самого юга Южной Америки. А еще через несколько минут мы уже загружались в некое подобие маршрутки, в которую, кроме нас, загружались и другие туристы. Маршрутка должна была развести нас по отелям.
Путь из аэропорта до центра города (с учетом заезда в эти самые отели, среди коих наш хостел оказался одним из последних) занял никак не меньше часа. Но каким же красивым был этот путь! Особенно та его часть, пока мы ехали по пригороду. С одной стороны от шоссе здесь обильно цвела какая-то особенная, усыпанная желтыми соцветиями акация (ее потом мы часто встречали и в самом Пунта-Аренасе).
2.



3.



4.



А ближе к обочинам во всем своем многообразии цвели люпины - розовые, бежевые, малиновые, синие, фиолетовые. Они словно ковром покрывали здесь все свободное пространство, заставляя вспоминать, что у нас они - отнюдь не дикие цветы, как в Патагонии, и что дачники выращивают их специально на своих приусадебных участках.
5.



С другой стороны от шоссе, за низенькими разноцветными маленькими особнячками простирался Магелланов пролив с его сине-стальными водами. Вы когда-нибудь думали, что увидите Магелланов пролив? Вот и я нет! А теперь он был перед нами!
6.



На всем протяжении пути нам то и дело попадались деревца с сильно склоненными строго в одну сторону верхушками. Это был результат мощной деятельности ветров, которые дуют тут большее время года в одном направлении. Жалко, что уже в самом Пунта-Аренасе мы таких деревьев не видели. Там больше нам встречались кипарисы со стриженными огромными кровлями-шапками - вот, уж не думала, что такие растут именно в Патагонии!
7.



Кстати, сильных ветров, пока мы были в Пунта-Аренасе, тоже не было. То ли это мы попали в такое благоприятное время, то ли там их, в принципе, не бывает из-за разных зданий, перекрывающих сквозняки. Потом, когда мы приехали в Пуэрто-Наталес, то и там ветров не встретили.
Это наш хостел, не пугайтесь. :)
8.



Патагонию открыл Магеллан в первой половине 16 века. Правда, в то время она ни испанцам, ни португальцам, ни прочим колонизаторам, претендующим на завоевание Южной Америки, особо была ни к чему. В общем-то, это было логично! Зачем нужна холодная, продуваемая ветрами земля на самом юге континента, когда севернее были земли более теплые, плодородные, да к тому же богатые золотом? Поэтому Магеллан во время своего кругосветного путешествия здесь остановился ненадолго. Впрочем, Патагонию Патагонией назвал именно он. С испанского "Патагония" переводится, как "Страна большеногих людей". Почему именно так? Потому что у Магеллана, по всей видимости, на это был повод. Согласно даже более поздним исследованиям, средний рост патагонцев в то время составлял около 180 сантиметров, а испанцев, португальцев и прочих европейцев - около 160. К тому же, когда в 1520 году Магеллан высадился на берег и вступил в контакт с местными жителями, те носили громоздкие мокасины, сделанные из соломы и звериных шкур - холодно же! И когда они надевали их на ноги, то такая обувь зрительно увеличивала размер ног примерно в полтора раза. В общем, рост аборигенов и размер обуви кого угодно подвигли бы назвать их "большеногими". Кстати, в память о том событии, на одной из центральных площадей Пунта-Аренаса стоит памятник Магеллану, Патагонии и патагонцам.
9.



Говорят, что, если потереть у патагонца большой палец ноги, то тебя будут ждать счастье и удача, а до кучи и возвращение в Пунта-Аренас. Мы потерли. :)
10.



А вообще, Патагония стала интересна европейцам только в 19 веке. Тогда еще не было Панамского канала, а в Перу шла активная добыча золота. Но попасть в Перу было непросто, нужно было обогнуть Южную Америку с юга, что и делали все мореплаватели. Разумеется, был нужен порт, где они могли бы остановиться, запастись продуктами и прочим необходимым. Так и появился Пунта-Аренас.
Сейчас это весьма крупный город, правда, застроенный в основном двух-, максимум трехэтажными зданиями.
11.



12.



13.



14.




Но зато в нем есть все: банки, отели, магазины, кафе, рестораны, церкви, музеи, а еще множество турагентств. Ведь ныне Пунта-Аренас - еще и очень туристический город, отсюда большинство туристов едет смотреть колонии пингвинов на островах, отправляется в трекинги в горы Торрес-дель-Пайн, переплывает через Магелланов пролив к Огненной Земле. Но все-таки общее впечатление от Пунта-Аренаса у нас осталось весьма странное. Его центр, если не считать перманентного ремонта проезжей части нескольких улиц, в общем-то, ничем особым не отличался от центра других городов - те улочки, где часто гуляют туристы, были вычищены и благоустроены.
15.



16.



17.



18.



19.



20.



Но стоило только свернуть с них, и вы вполне могли оказаться на улицах совсем без асфальта, как, к примеру, один из самых длинных здешних бульваров, проходивший чуть ли не через весь город. Да, здесь на травке загорали местные жители, катались на велосипедах подростки, но вместо пешеходной зоны, которую обычно оборудуют на всех бульварах, тут была просто широкая тропа...
А еще Пунта-Аренас полон старых, видавших виды автомобилей.
21.



22.



Причем, что самое интересное, в том числе, нашего производства. Откуда они там, мы так и не поняли. Но, честное слово, обалдели мощно, когда увидели в первый раз нашу "Ниву". Кстати, как ни странно, но в чилийской Патагонии мы отечественные машины встречали не редко. В основном, это были "Нивы" и "Лады", но один раз нам попался даже "УАЗик"!
23.



24.



25.



А эта, хотя и не отечественная, но зато моя именная.
26.



Ну, а в Пунта-Аренасе, сразу после того, как мы заселились в наш хостел, мы отправились гулять. Это уже на следующий день мы побывали и в музее географических открытий, и в кафедральном соборе, и на местном кладбище (о них чуть ниже), прошлись по некоторым из улиц с географическими названиями - Хорватская, Итальянская, Великобританская, Швейцарская и др. (сюда в свое время массово ехали английские, ирландские, шотландские, хорватские, французские, немецкие, испанские, итальянские, португальские и прочие поселенцы - отсюда и названия улиц), а тогда мы просто пошли на набережную. Уже был вечер, намеревавшийся вот-вот перейти в белую ночь. Солнце, уже скатившееся к горизонту, то выныривало из-за тяжелых стальных туч и освещало все вокруг своими косыми холодными лучами, то снова пряталось за ними. А на широченной набережной - то ли недавно построенной и еще "необжитой", то ли уже частично заброшенной и пустынной, местные жители выгуливали своих собак. Именно тогда впервые мы заметили необыкновенную любовь патагонцев к собакам. И ведь, что интересно, именно к ним. Кошек там мы не видели ни одной.
27.



28.



А вообще, набережная в Пунта-Аренасе замечательная. Длинная настолько, что в тот вечер мы не прошли даже ее половины, хотя гуляли часа два, не меньше. Самое интересное на ней - это, пожалуй, старые деревянные молы - пирсы, с которых раньше грузили на корабли уголь с одной из местных шахт (да-да, уголь в Патагонии в начале 20 века тоже добывали). Кстати, два корабля, построенные как раз где-то в те годы, стоят на вечном приколе здесь же в бухте Пунта-Аренаса и их прекрасно видно с набережной.
29.



А молы облюбовали корморанты и прочие морские птицы, организовав на них свои колонии. :)
30.



31.



32.



33.



Еще на набережной есть порт, экспозиция каких-то ржавых якорей и дома с расчудеснейшим живописным граффити.
34.



35.



36.



37.



38.



39.



А еще буквально за три дня до нашего приезда (представляете?) здесь возвели новый памятник - первопоселенцам со шхуны "Анкуд". Ее в 1843 году отправило сюда чилийское правительство, чтобы обозначить границы своих территорий, ибо в Патагонию уже вовсю лезли американцы, а чилийцам это, понятное дело, не нравилось. На шхуне было 23 человека: 20 мужчин, две женщины и ребенок.
40.



Они везли с собой запас продовольствия на несколько месяцев, а их целью было, ни много ни мало, основать форт, что они и сделали. Форт назвали Бульнес в честь тогдашнего президента Чили. Он стал самым южным поселением европейцев в мире. И благодаря его основанию Магелланов пролив стал чилийским. Форт Бульнес просуществовал недолго. Через пять лет появился Пунта-Аренас, и постепенно жители Форта переехали в него. Все постройки Форта забросили и сожгли. Но в настоящее время многие из них уже восстановили и разместили там музей.
Но я вам расскажу о другом музее, об историческом, или как его еще тут называют, музее географических открытий, в котором мы побывали во второй день.
Даже само здание этого музея очень интересно. Это бывший особняк (его в Пунта-Ареносе называют дворцом) семейства местного предпринимателя Маурицио Менендоса. Его отец, который, между прочим, имел русско-испанские корни, приехал в Патагонию в конце 19 века. Кроме Маурицио, у него еще были дети. Особенно известна была дочь Сара. Как только подросла, она вышла замуж за местного разбогатевшего крестьянина португальского происхождения Хосе Ногуэйро. Дальнейшие дела они стали вести вместе с Маурицио Менендосом, а когда Ногуэйро умер, то Маурицио и Сара (она вышла замуж повторно и получила фамилию Браун) продолжили начатое без него и вскоре стали одними из самых богатых людей Патагонии. Правда, Сара Браун жила в другом дворце, по-соседству.
Всевозможных бизнесов у семейства Менендос-Браун было много. А самые прибыльные - это торговля и обеспечение всем необходимым огибавших мыс Горн экспедиций, судоходные перевозки и, конечно же, разведение овец.
Вообще, разведение овец - это, пожалуй, главнейшая отрасль сельского хозяйства Патагонии. Да что там, сельского хозяйства! Овцеводство там - одна из важнейших отраслей в принципе. Стоит только выехать за пределы города, как вы попадаете сразу в патагонские прерии - пустынные, совсем без деревьев, лишь с редкими кустарниками области, которые сплошь разбиты на квадраты и прямоугольники - эстанции. Эстанции - это ранчо овцеводов, каждое из которых имеет площадь в десятки, а часто и в сотни гектаров. Когда мы ехали на автобусе из Пунта-Аренаса в Пуэрто-Наталес, а потом по самой пустынной дороге в мире - трассе № 40 из Пуэрто-Наталеса в аргентинский Эль-Калафате, мы видели множество эстанций. Большинство из них огорожены со стороны шоссе сетчатыми заборами, к которым то и дело подходят овцы, невысокие страусы, которых здесь тоже разводят, а иногда даже альпаки. От основного шоссе к каждой эстанции обычно ведут грунтовые дороги, а на въезде обычно висит табличка с названием. Домов владельцев эстанций часто невидно, так как частенько находятся они в нескольких километрах, а то и в десятке километров отсюда.
41.



42.



43.



Многие эти эстанции появились в Патагонии еще аж сотню лет назад. А началось все в середине 19 века, когда губернатор Патагонии разрешил завезти с Фолклендских островов 300 овец. И овцам так понравилось на патагонских просторах, что уже буквально через двадцать лет стада овец здесь стали исчисляться тысячами и десятками тысяч. В Патагонии начался самый настоящий овечий бум.
Вот именно на этот самый овечий бум и попал рост благосостояния семейства Менендос. Друзья мои, вы бы видели, как жили эти предприниматели! О, я впечатлилась! Какие балы они закатывали, какой просторный дворец у них был, какая мебель, какие апартаменты! Гостиные, приемные, кабинеты - на первом этаже, жилые комнаты - на втором!
44.



45.



46.



47.



48.



49.



Кухня, прачечная и подсобные помещения - в подвале.
50.



51.



52.



53.



При этом, представьте, с кухни в столовую, которая была на первом этаже, вела не только лестница, но и лифт, на коем поднимали блюда во время приемов. Дааа, похоже умер во мне колонизатор, я б развернулась! :) Шучу, конечно!
А теперь давайте я покажу вам немного фотографий другого города - Пуэрто-Наталеса, в котором тоже жили колонизаторы.
54.



55.



56.



57.



58.



59.



60.



61.



62.



63.



И у них Новый Год. :)
64.



Ну, а закончу я свой рассказ снова в Пунта-Аренасе и, знаете, где? На... кладбище. Нее, это не я туда собралась (все-таки мне пока туда рано, наверное). Дело в том, что хотя мы и не любим посещать такие места, но кладбище Пунта-Аренаса - настоящая достопримечательность. Здесь похоронено большинство предпринимателей и богатейших людей, которые жили в городе и окрестностях, владели эстанциями и процветали в 19-20 веках. Многие известные патагонские овецводы и прочие личности тоже лежат здесь. Ну, а так как они были богаты, то и после смерти их родственники старались выделить их могилы среди всех прочих да так, чтобы выглядели они, как можно круче.
Но по порядку. Городское кладбище в Пунта-Аренасе открыли в 1894 году. Официально оно называется Сементерио Муниципаль Сара Браун, то есть Муниципальное кладбище Сары Браун. В честь этой женщины его здесь назвали неспроста: в 1919 году она подарила кладбищу огромные каменные ворота. А примерно в паре кварталов от него стоит кафедральный собор. Именно в нем отпевали умерших богатых плантаторов и предпринимателей, а затем везли в катафалках или несли на руках в сторону кладбища. Кстати, эта традиция здесь существует до сих пор, и мы встретили одну такую процессию.
Честно вам скажу, я не люблю кладбища, они абсолютно все действуют на меня угнетающе. И это не стало исключением. Но надо признаться, внешне оно очень сильно отличалось от всех виденных мною раньше. Больше оно походило на парк с аллеями из огромных кипарисов со стриженными кронами и с семейными склепами, мавзолеями, издали похожими на миниатюрные домики в колониальном стиле. И откровенно говоря, именно с такого ракурса мне было смотреть на них приятнее всего.
Однако, покажу вам все-таки несколько кадров того, как "понтовались" колонизаторы даже после смерти.
65.



66.



67.



68.



69.



70.

Всё, на сим заканчиваю. И обещаю, что следующая заметка из Южной Америки у меня будет более оптимистичной.
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Мои другие рассказы из этого путешествия:
2013-2014 год, декабрь-январь:

Чили. Остров Магдалена. Погладь пингвина!
Кушать подано по-чилийски
Чили. Озерный край. Как мы "возъезжали" на вулкан Осорно
Чили. Фрутильяр. Тайна Клубничного города
Чили. Пуэрто-Варас. Абсолютно немецкий город в Чилийском Озерном краю
Чили. Сьюэлл. Заброшенный город шахтеров-медедобытчиков
Чилийцы после Пиночета
Чили. Винья-дель-Мар. Привет с острова Пасхи!
Чили. Вальпараисо. Ветер целует твои лестницы...
Сантьяго-де-Чили. Чили с первого взгляда
Испания. Мадрид. И никаких тайн Мадридского двора!
Новосибирск. Академгородок. Наука в сибирском лесу
Новосибирск мифический и реальный!
Новосибирск рекламный!
Фотообзор: Через Новосибирск в Южную Америку
Tags:

promo annataliya march 20, 10:00 209
Buy for 50 tokens
Расскажу вам сейчас "страшную" историю. Купили мы однажды кровать, нормальную такую, двуспальную. Поставили в комнату. Вписалась хорошо, красиво. И вот, отправилась я в ванную, а муж остался в комнате с этой кроватью. Но не успела я даже включить душ, как слышу из комнаты грохот. Что случилось? Это…

  • 1
мне кажется, настроение города ты уловила и передала. во всяком случае я прониклась

Не поверишь, многие сетуют, что не увидели ни одиноких индейцев на скале, ни пиратов, ничо такого, что было у Жюля Верна. :))

Какое интересное и необычное место! И город очень самобытен, и музей шикарный. Деревья с шаровидными кронами тоже хороши.
Спасибо за интересный рассказ!

Пожалуйста, Антонина, рада, что понравился. :)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account