?

Log in

No account? Create an account
Оазис Сива

annataliya


Когда-нибудь я обязательно совершу кругосветное путешествие!

Жизнь - это дорога, по которой стараюсь шагать позитивно


Previous Entry Share Next Entry
Кристина Живульская. "Я пережила Освенцим"
Абу-Симбел
annataliya
246631-001 (339x550, 23Kb)Признаюсь честно, меня сильно зацепило уже предисловие к этой книге (не говоря о ней самой), написанное одним из знакомых Кристины. "Под Варшавой в доме отдыха Союза писателей Польши, расположенном во дворце, который был построен когда-то одним из польских королей для своей возлюбленной, звонкий женский смех разбудил меня от послеобеденного сна. Я раскрыл окно и вместе с солнечной зеленью парка и стрекотаньем кузнечиков в лицо мне ударил жизнерадостный смех незнакомой женщины. Она разговаривала с моим другом польским поэтом. Она заметила, что я смотрю на них, и, еле сдерживая смех, обратилась ко мне:
- Простите, мы, кажется, вас разбудили? - и протянула руку.
Так я познакомился с Кристиной Живульской. На ее руке чуть выше запястья я увидел клеймо - цифру из пяти знаков...
Мы очень быстро подружились. Не подружиться с ней невозможно. Она любит смеяться и смешить других. Смех для нее - все равно, что холодное освежающее вино в жаркий день. А ее потребность смешить похожа на гостеприимство хозяйки, угощающей гостей теплом и дружбой своего дома в морозный зимний день.
Кристина Живульская - писатель-юморист, носящий на своей руке знак Освенцима, даже гитлеровцы не могли отучить ее смеяться..."
Раньше я думала, что те, кто прошел через концлагеря, через голод, когда между узниками идет война не на жизнь, а на смерть за кусочек мороженной брюквы, через ежедневный страх быть удушенным газом и сожженным в лагерном крематории, через болезни и ревир - лагерный изолятор, откуда почти не возвращаются, через каторжные работы, которые длятся годами, через ежедневные многочасовые апели - переклички, во время которых в любую погоду нужно по несколько часов стоять на плацу, я думала, что человек уже не сможет смеяться. Ведь у него перед глазами прошло столько ужасов, он испытал столько, что кажется невозможным даже выжить после этого, остаться нормальным человеком...
Кристина, попавшая в Освенцим в августе 1943 года, сначала тоже так думала. Но потом она поняла и другое: мы, никогда не бывавшие за колючей проволокой, абсолютно не ценим то, что имеем. Голубое небо над головой, кусок хлеба, свободу, походы в кино и театр, рабочий день с 9 до 18 и премии к новому году, сам новый год с елкой, запах хвои и мандарины... Поэтому она, выйдя из Освенцима, поняла одно: надо ценить то и радоваться всему тому, что имеешь, ведь это всё так легко потерять!
"Я пережила Освенцим" - книга документальная, наверное, логичнее всего, ее было бы отнести к жанру мемуаров. Но как-то не вяжется с изложенным в ней это рафинированное слово...

Кристина Живульская - полячка. В отличие от евреев, которых пригоняли в Освенцим и истребляли сотнями тысяч, поляков нацисты причисляли к "арийцам", в концлагерях они могли получать посылки, без которых было бы вообще непонятно, как выжить. Но даже несмотря на это, из всего транспорта, в котором сюда привезли Кристину (а это не меньше 500 человек), выжила лишь она одна. Остальные погибли, все ее подруги, у нее на глазах: от каторжных работ, от тифа, от избиений... После того, как она сама перенесла тиф, ей удалось попасть на работу в эффектенкамер - в канцелярию, где велся учет заключенных и их имущества. Эффектенкамер работала в Биркенау - именно там, где находились крематории, и где сжигали евреев. Кристина с другими девушками были первыми, кто видел их. Их транспорты прибывали на вокзал, а потом они пешком тысячами, десятками тысяч, сотнями, мужчины, женщины, старики, дети шли в лагерь, думая, что их ждут работа, еда и медпомощь. Сначала еще была "селекция". "В газ" отправляли только детей и стариков, а взрослых на работы. Потом взрослые тоже погибали (я задаю себе вопрос: вообще, выжил ли хотя бы один еврей, попавший в Освенцим в первые годы его существования? - наверное, нет), но это было потом. А когда эсэсовцы поняли, что Рейху придет конец, для евреев и цыган уже не было даже "селекции". Зато был план: уничтожить 20 тысяч в день, и всех их сразу же с железнодорожного вокзала отправляли "в газ".
Как было не спятить от такого? От всех этих лиц, обреченных, но еще не знающих об этом? От их вопросов: "Донна, вы не знаете, куда нас ведут?" (евреи были не только из Польши, в Биркенау прибывали евреи из Италии, Испании, Греции, Венгрии, Франции и т.д.) От элегантных, загорелых, красивых девушек - "в газ"? От милых и жизнерадостных детей, срывающих цветы на обочине, прыгающих через скакалку - "в газ"?.. Я не знаю...
Сейчас на Украине и, говорят, что в Прибалтике тоже, растет число тех, кто поддерживает идеи фашизма и нацизма. У нас такие, к сожалению, тоже есть. Рекомендую всем этим людям обязательно прочитать эту книгу. В Освенциме гибли не только евреи, не только поляки, туда пригоняли и украинцев (несколько украинских девушек даже работали вместе с Кристиной - Валя, Таня...), и эстонцев, и латвийцев, и русских тоже пригоняли - много, тех, которые поверили фашистам и по собственной воле ехали "на работу в Германию", а потом тоже оказались здесь.
Поэтому, как бы больно не было, как бы не щемило сердце, я рекомендую абсолютно всем прочитать эту документальную книгу. Это нужно знать! Об этом нужно помнить! Об этом нужно всегда себе напоминать! Чтобы не повторилось! Чтобы не дать это повторить! Никогда!
Ну, а в заключении о том, как вели себя советские офицеры, попавшие в Биркенау. Тоже, чтобы знали, помнили и не забывали...
Цитата: "Прибывает группа советских офицеров. Один из них - с бородкой - сразу привлекает наше внимание. Офицеры проходят мимо наших окон без знаков отличия, без ремней, но с высоко поднятой головой, как на параде. У всех лица сознательных солдат. Военнопленных привезли в концлагерь вопреки всем международным законам. Русские женщины беспокойно следят за тем, куда ведут этот транспорт, так же, как мы перед тем следили - куда отправят жителей Варшавы. Что сделают с этими офицерами? В газ? На расстрел?
Наташа, Таня украдкой идут в отдалении за ними. У зауны минута наивысшего напряжения: если не повернут, пойдут прямо, - значит, идут на гибель. В последнюю минуту группа поворачивает и входит в зауну. Мы с облегчением вздыхаем.
В зауне разыгрывается эпизод, невероятный в истории лагеря. Один из офицеров не позволяет сбрить себе бороду. Вызывают эсэсовца, который приказывает немедленно выполнить обязательное распоряжение. Ведет он себя при этом, как обычно, вызывающе и нагло.
- Не дам! - заявляет русский. - А кроме того, как ты смеешь говорить мне "ты". Стать "смирно", гитлеровский щенок, перед советским генералом!
Эсэсовец, как загипнотизированный, берет под козырек и убегает из зауны."
Только так!

promo annataliya july 26, 10:00 222
Buy for 50 tokens
Есть у меня одна знакомая. Давно замужем, дочке 12 лет, сама никогда не работала. Как только вышла замуж, сразу осела дома, благо что муж всегда хорошо зарабатывал. Дом, сколько ее знаю, всегда у нее был - полная чаша, порядок всегда идеальный. И вот, встретились мы тут с ней недавно, зашли в кафе,…

  • 1
спасибо за рекомендацию и подробный отзыв!! буду искать и читать.

я только на днях подумала, что стоит перечитать и написать в ЖЖ о книге "Убежище" Корри тен Боом, единственной выжившей из всей семьи, голландки, которая скрывала евреев в своем доме, за что и поплатилась.

А о евреях, тяжело переживших Холокост, морально разбитых, с покалеченной судьбой и личностью, пишет как раз Давид Гроссман, я его читала, писала даже в ЖЖ, но сейчас опять прервалась.И фильм "Ида" (тоже делала обзор), на мой взгляд, об этом.

Напиши про "Убежище", я бы почитала ее.
Еще две сильные, и до жути нервные книги - это "Ключ Сары" Татьяны де Росней: http://annataliya.livejournal.com/414801.html и "Выбор Софи" Уильяма Стайрона: http://annataliya.livejournal.com/462123.html Они обе художественные. Но первую я вообще едва ли смогла прочитать. Было уже больше двух лет назад, а у меня до сих пор всё перед глазами.

Да, книга очень сильная. Я ее давно читал, в весной, когда были в Освенциме, купили ее там себе в библиотеку.
Только одна поправка: Кристина не полячка, а все же еврейка. Ее настоящее имя - Соня Ландау. То, что она выдала себя за полячку - спасло ей жизнь.

О, да, ты прав. Сейчас прочитала ее биографию. Спасибо за уточнение!
Даа, тогда вообще поразительно, что она выжила и пережила это всё, что ее никто не выдал. Везение!

Тоже читала пару лет назад. А недавно прочла "Храброе сердце Ирены Сендлер" (разочаровала подача материала и перевод). Тема, конечно, уже довольна избитая и думаю, с того времени мало что изменилось (что показывают нынешние события), а книги (экскурсии в бывшие лагеря, фильмы о Холокосте) идут скорее фоном, ибо наиболее радикальная часть общества читать их вряд ли будет, а даже и прочитав, мнения своего не изменит.
На самом деле "Книжный вор" меня впечатлила гораздо больше.

Edited at 2014-10-16 07:34 am (UTC)

"Радикальной части общества" я от всей души желаю самим попасть вот в такой Освенцим, так, чтобы по полной программе, со всеми вытекающими, и на себе ощутить все то, что приходилось чувствовать тем, кого туда отправляли. Их "лечить" можно, видимо, только так.
Жаль, что мое желание из неосуществимых.

Почитаю. Спасибо.

Не за что, Люба.

очень заинтересовало...
надо поискать такую....

Я скачивала с Флибусты. Да она много где есть. Рекомендую.

заинтересовала. поищу.

Ага. На Флибусте можно скачать.

Подобные мысли о том, как можно остаться человеком, пройдя нечеловеческое, посещали меня тоже после знакомства с Тамарой Владиславовной Петкевич. Если интересно, то вот тут небольшая рецензия об её книге и рассказик о нашей встрече: http://drugaya9.livejournal.com/165570.html

Эту книгу я возьму на заметку, но читать не стану пока - после недавнего посещения Хатыни слишком тяжело для меня сейчас это.

Да, если после Хатыни, нужно повременить... Я сразу ее тоже прочитать не смогла, останавливалась, делала паузы, потому что очень тяжело. Даже во время чтения всё не просто так, а пропускается через себя.

Спасибо, Наташа. Нашла, закачала, осталось прочитать :)

Катя, желаю тебе мужества в чтении. Язык нормальный, читается легко, но эмоционально очень тяжело. Но все равно надо такое читать, да.

  • 1