?

Log in

No account? Create an account
Оазис Сива

annataliya


Когда-нибудь я обязательно совершу кругосветное путешествие!

Жизнь - это дорога, по которой стараюсь шагать позитивно


Previous Entry Share Next Entry
Любят ли в Эстонии русских?
У 33 водопадов
annataliya
Стереотипов в отношении эстонцев у нас очень много. Не мне вам рассказывать! Считается, что, мол, они медлительные, что, мол, по-русски говорят с большим акцентом, что, мол, нас, русских, не любят категорически, а потому всячески желают, чтобы мы к ним не ездили – вон даже визы дают с большим скрипом. Что мне вам ответить на это? Пожалуй, лишь то, что да, медлительные. И они этого и сами не скрывают. Помню как-то писала по работе письмо в один из таллиннских музеев. Прошли сутки – нет ответа, двое – нет ответа. Написала еще раз – нет ответа. Уже неделя прошла – нет ответа. Звоню, спрашиваю:
- Письмо получили?
- Даа!
- А почему не отвечаете?
- Извиниттее наас, мы ттакие мееедленные…



Вот в этом они все. :)) Но разве можно относиться к такой эстонской черте как-то иначе, нежели с юмором? :) Что же касается акцента, то да, он есть, эстонцы любят немного растягивать слова, удваивать согласные. А вот насчет нелюбви к нам – полная ерунда. Ни одного проявления неприязни с их стороны мы не заметили за все наше путешествие. Да, и визы эстонцы стали давать нашим соотечественникам очень неплохо. Я сама впервые была поражена, когда одна моя туристка решила получать визу самостоятельно, получила ее, а потом пришла и похвасталась, что ей дали полугодовой мульт! Эстонцы! На фоне всех ЕС-овских санкций!
Ну, а, если уж совсем откровенно, то эстонцы просто поразили нас своей дружелюбностью. Хочешь, не хочешь, но как оказалось, мы тоже были подвержены расхожему стереотипу и никак не ожидали от них такой сердечности. Приведу лишь один пример. Идем в Тарту вечером пешком к нашей вилле с автовокзала, куда только что приехали из Таллинна. Вдруг чуть впереди от нас останавливается такси. Оттуда выходит девушка, направляется к нам и говорит: "Вы меня извините, но мы вместе ехали в автобусе из Таллинна, и я услышала, что вам нужно на улицу Tahe. Я еду дальше мимо этой улицы. Давайте я вас подвезу. Никаких денег не надо!" И да, подвезла. А до этого водитель таллиннского автобуса озаботился тем, как мы в Тарту доберемся: не нужно ли нам такси, будут ли нас встречать?
И такое в Эстонии у нас происходило очень часто.
2.



Ну, а раз уж зашел разговор об отношении к русским в Эстонии, то поведаю вам одну историю. Будучи в Нарва – городе на самой границе Эстонии и России (я о нем еще буду рассказывать), мы познакомились там с женщиной, русской, сотрудницей одного из музеев. И она рассказала нам о местной и весьма непростой системе гражданства. Не случайно, видимо, у нас складывались все эти стереотипы об Эстонии, ибо в стране до сих пор постоянно живут, если можно так выразиться, три типа граждан: граждане Эстонии, граждане России и люди без гражданства с так называемыми "серыми" паспортами. Эта женщина была как раз из последних. Но, что важно, по ее словам, это был ее собственный выбор, ибо у владельцев серых паспортов тоже есть свои преимущества. Например, для того, чтобы поехать в Россию или в Евросоюз, виза им не требуется ни туда, ни туда. Для граждан Эстонии же, как мы знаем, виза в Россию нужна, как нужна она и нам для въезда в Евросоюз. Так же, виза владельцам серых паспортов не требуется для въезда в те страны, с которыми у Эстонии безвизовый режим. Исключением здесь, правда, выступают США, туда нужно оформлять визы. Но США у нас всегда такие «исключительные».
Правда, свои «минусы» у владельцев серых паспортов тоже есть. Например, они не имеют права голосовать на выборах в Эстонский парламент и на выборах президента. Но могут голосовать на выборах в местные органы власти. Так же, эти люди могут покупать в собственность жилье, например, квартиры, но не могут купить в собственность землю - дачу, например. Работать в Эстонии же они могут спокойно. Самое интересное, что у этой женщины двое детей. Одного она растила без мужа, а так как он родился на территории Эстонии, а у нее нет никакого гражданства, то сын автоматом получил гражданство Эстонии. А вот младшую дочь она родила от нового мужа, у которого российское гражданство, и дочь тоже автоматом по отцу получила гражданство России. Правда, когда она станет совершеннолетней ей предложат сделать выбор, какое гражданство она хочет: российское или эстонское.
3.



Вообще же, для того, чтобы те русские, которые давно живут в Эстонии, получили гражданство Эстонии, им нужно сдать экзамен на знание эстонского языка и выучить эстонскую конституцию. У нас давно уже ходят стойкие слухи о том, что этот экзамен по языку жутко сложный, и что, мол, его даже сами эстонцы не всегда могут сдать. Это оказалось так, но отчасти. Суть же в том, что тесты на этом экзамене составлены на знание правильного, литературного эстонского языка. Во многих же областях страны, особенно в деревнях, люди общаются на каком-то своем наречии, строят фразы не настолько правильно, как того требуют правила эстонского языка. В принципе, так же, как и у нас, да. Диалекты же никто не отменял. Вот оттуда и ползут слухи о неимоверной сложности экзамена и о том, что сдать его не могут сами эстонцы. А попробуйте, к примеру, попросить сдать экзамен по литературному русскому языку какого-нибудь тракториста Петю из села Березкино левого угла Ивановской области? Смею предположить, что и он его не сдаст.
4.



Русские же и другие иностранцы в Эстонии, чтобы сдать этот экзамен, в принципе, могут походить на курсы. Да и получить сейчас эстонское гражданство тем, кто там уже давно живет, стало вроде бы гораздо проще, чем было. Другое дело, что в той же Нарве и окрестностях русское население составляет 90%, все тут говорят исключительно по-русски, даже, как рассказала нам наша собеседница, заседания городского совета депутатов в Нарве проходят на русском языке (не все депутаты говорят по-эстонски и общаться на русским им банально удобнее). И получается, что нет языковой среды, где люди могли бы общаться по-эстонски. Да и надо ли оно им?
Сейчас в эстонских школах, в том числе и в Нарве, 12-летнее обучение. И если говорить о языке, то в Нарве все преподавание ведется на русском, мало того, нормальных учителей эстонского языка там очень мало. Правда, зная это, эстонское правительство измыслило такой проект. Желающие школьники могут летом или на каникулах поехать в другие области Эстонии, где этнических эстонцев гораздо больше, пожить там в семьях, погрузиться в эстонские традиции и обычаи, это помогает им интегрироваться. Правда, пользуются такой возможностью далеко не все. И наоборот. В эстонских школах есть правило, по которому можно выбирать изучение дополнительного языка. И сейчас все больше и больше эстонских учеников, помимо английского, третьим языком выбирают именно русский. Конечно, это вовсе не связано с большими нежными и искренними чувствами к нашим соотечественникам, но связано с тем, что наши страны граничат друг с другом, и все прекрасно понимают, что знание языка необходимо для налаживания нормальных, прежде всего, коммерческих связей с соседями. Это логично!
5.



Действительно, по-русски в Эстонии сейчас говорит очень много молодежи. Мы немало встречали таких. Кто-то говорит с акцентом, кто-то совсем без. Есть и такие, которые в совершенстве владеют английским, русский язык понимают, но не говорят на нем. В любом случае проблем в общении с эстонцами у нас не возникало, так как, либо по-русски, либо по-английски объясниться с ними у нас получалось всегда. А люди старшего поколения русский знали поголовно. В общем, никаких особых притеснений русского языка мы в Эстонии не заметили. Наоборот, даже вывески на магазинах и на прочих заведениях много где были продублированы по-русски.
6.



Что вам еще рассказать об эстонцах? В силу того, что мы ездили в Эстонию по работе, нам приходилось довольно-таки часто общаться с ними и слушать об их особенностях традиций и обычаев. Например, для меня стало открытием, что эстонцы – один из самых певучих народов. Нет, я предполагала, что они весьма музыкальны – все-таки Певческое поле в Таллинне не случайно построили, но вот, что настолько… Оказалось, что давняя эстонская традиция – это хоровое пение. Ему уже больше ста лет. А то самое Певческое поле собирает на ежегодный праздник половину всего населения страны. Вы только представьте, в одном только хоре там поет 30 тысяч человек! Не хило, правда?
7.



Еще эстонцы славятся своим рукоделием, а именно вязанной шерстяной одеждой. Она практически стала визитной карточкой их страны. Например, в старом Таллинне даже летом работает множество магазинов, где продаются красивейшие вязанные шапки, свитера, кофты. И я, кстати сказать, даже купила себе одну замечательную шапочку и с удовольствием проходила в ней зиму. Так вот, бытует мнение, что вязанные узоры специально придумали для эстонских моряков их жены. Если их мужья-моряки вдруг заблудятся в море и причалят после штормов к неизвестным берегам, то смогут по узорам на одежде местных жителей тут же определить: дома они или нет. :)
Ну, а в завершении этой моей заметки об эстонских традициях мне осталось рассказать лишь об их домах – не тех самых из стекла и бетона, которые сейчас строят повсеместно во всех городах и у нас, и у них, а о традиционных, кои эстонцы возводили, и в коих жили на протяжении многих веков. А чтобы получше узнать об их традиционном укладе, мы отправились на окраину Таллинна, где располагается Эстонский музей под открытым небом. Да-да, именно так он и называется.
Вообще, что интересно, культура эстонцев долгое время имела ярко выраженный характер крестьянства. Конечно, города в Эстонии тоже строили, но большей частью люди селились на хуторах и на мызах, то есть, в поместьях. В Эстонском музее под открытом небом собрано более 70 оригинальных построек, которые раньше принадлежали конкретным хозяевам. И мы, взяв аудиогида, первым делом, отправились осматривать хутор Сасси-Яани начала 19 века. Такого рода хутора строили в Западной Эстонии. Здесь жили крепостные крестьяне, которые вместе с самим хутором принадлежали помещичьей мызе. Все необходимое для жизни они выращивали и делали сами. Мало того, мызе крестьяне должны были платить ежегодную барщину, причем, не хилую: 300 дней в году крестьяне работали на помещика и только оставшиеся на себя. Кроме этого, они должны были сдавать зерно и сено в счет судебной пошлины, овцу, курицу, яйца, солому, хмель, магазинное зерно, а также уплачивать подушную подать. В общем, что в итоге оставалось самим крестьянам, история умалчивает. Но судя по внешнему виду, хутор вполне себе процветал. Он состоял из жилой риги, амбара, хлева и летней кухни-шалаша, где варили пиво, готовили еду и стирали белье.
Жилая рига.
8.



Хлев.
9.



Амбар.
10.



В амбаре имелось три помещения: клеть для хранения одежды, шерсти, льна, пряжи и принадлежностей для рукоделия; хлебный амбар для зерна, муки, фасоли, гороха и чечевицы; и продуктовый амбар для хранения мяса, рыбы и молочных продуктов.
11.



12.



Летняя кухня - шалаш.
13.



14.



Дальше мы отправились на хутор Кёстриасеме.
15.



Он был более молодой, чем Сасси-Яани и представлял собой уклад крестьянской жизни конца 19 века. Правда, как и предыдущий хутор, этот платил денежную аренду церковной мызе. Он занимал 30 гектаров, из коих девять гектаров было занято полями. Вообще, начиная с 1856 года эстонские крестьяне уже могли сами покупать хутора, но это редко у кого из них получалось. Дело в том, что в счет оплаты аренды уходила большая часть их дохода. Они, конечно, откладывали каждую свободную копейку в надежде когда-нибудь купить хутор, но… И все-таки, пусть крестьяне по-прежнему в основном хутора арендовали, они уже вовсю старались содержать их в порядке, наводили чистоту и красоту и даже разбивали сады. Например, жилые горницы в Кёстриасеме уже были отделены от той части хутора, где содержали скот, симпатичной плетеной изгородью. Хутор состоял из жилой риги (примерно такой же, как и на хуторе Сасси-Яани, но с окнами побольше).
16.



Состоящего из двух помещений амбара для зерна и прочих съестных припасов, клети, хлева, где под одной крышей располагались коровник, овчарня и свинарник, и летней кухни, в коей круглый год готовили еду для семьи, варили картофель для свиней, делали мыло, грели воду для умывания и т.д. и т.п.
17.



18.



19.



А следующий хутор, на который мы пришли, - хутор Нуки – показался нам особенно интересным, так как там можно было увидеть, как на хуторах жили бедняки. Тех людей, которых совсем не было земли, в Эстонии называли бобылями. Так как прокормиться земледелием бобыли не могли, им приходилось работать поденщиками на помещичьих мызах, хуторах и стройках, копать канавы, заниматься ручным трудом: женщины, к примеру, пряли пряжу, вязали, вышивали и шили, а мужчины становились плотниками или башмачниками. Хутор Нуки – это, по своей сути, единственная курная изба с одной горницей (там находились сени и кладовка) и жилой частью с печкой. Рядом с ней располагался малюсенький огородик, где бобыли выращивали себе картошку и овощи. Они могли иметь нескольких мелких домашних животных, типа кур или коз, очень редко корову, еще реже лошадь.
В доме бобылей, который мы видели в музее, его последняя хозяйка жила вплоть до 1970-ого года (тогда ей было уже 78 лет), и обстановка, как внутри него, так и снаружи, практически не менялась. Так что, именно этот дом здесь считается самым уникальным.
20.



А теперь давайте из Западной Эстонии, по которой мы с вами только что гуляли и осматривали хутора, переберемся поближе у Таллинну, в Северную Эстонию.
21.



Тут, я вам прямо скажу, уже в 19 веке всё было гораздо цивильнее, а причиной тому стали близость моря и тракта Таллинн – Санкт-Петербург. На рынок в Питер скупщики везли мясо откормленных коров и прочую продукцию. Море же всегда давало возможность заработать на судах, повидать другие страны и узнать, как налаживают быт там. В общем, если в Западной Эстонии крестьяне в конце 19 века все еще жили на арендованных хуторах, то на Севере уже большинство их выкупило. Мало того, даже строить тут уже стали не только из дерева, а из плитняка, то есть, если можно так выразиться, то дома частично стали уже каменными.
Первый такой северо-эстонский хутор, который мы осмотрели, назывался Пулга.
22.



В свое время ему принадлежал земельный надел в 30 гектаров, 5 гектаров из которых занимали поля. Но самое интересное, что многие постройки хутора были сложены как раз из плитняка – гумно жилой риги, кузница и летняя кухня-баня. Особенно в сравнении с деревянными жилыми ригами западно-эстонских хуторов эти выглядели явно добротнее и фундаментальнее. Также бросаются в глаза каменные ограды, в которых камни используются вперемешку с известняковыми плитами.
Хутор Пулга, как я уже говорила, состоял из жилой риги.
23.



Двух амбаров (одноэтажного и двухэтажного), клети, хлева, двух сеновалов.
24.



25.



26.



Летней кухни-бани.
27.



И кузницы. Особенно нас впечатлила кузница. Она была полностью сложена из плитняка без использования раствора. И, что интересно, именно кузница считается самым старым строением на хуторе. Ей уже около 300 лет, и ничего – стоит и не падает!
28.



Но, что самое потрясающее, несмотря на такую явную внешнюю продвинутость жилищ хутора Пулга, зимой жилая рига здесь все равно топилась по-черному. Да-да, в самом прямом смысле у печки не было трубы! Перед жилой частью риги находилась кладовая, откуда в жилую часть вели двойные двери. Так вот, внешняя, по сути, была этакой полу-дверью. Как раз через нее выпускали дым, когда топилась печь.
Так что, когда мы увидели жилой дом расположенного рядом другого хутора – Хярьяпеа – прямо даже удивились. Хярьяпеа оказался хутором выкупленным у мызы в 1890-х годах. У него было 44 гектара земли, в том числе 13 гектаров полей. Такой хутор считался средним по размерам. Но давайте я вам, наконец, покажу, как выглядел жилой дом на таком хуторе.
29.



Правда, обстановка в нем относится уже к 1920-1930 годам, но она все равно довольно-таки интересная. Кстати, сам дом был перестроен тоже в 1920 году. Несмотря на то, что жили в нем потомки крепостных крестьян, они считались людьми зажиточными. Да вы сами посудите: у дома есть мансарда, черепичная крыша, дощатая обшивка, большая застекленная веранда. В доме несколько комнат, гостиная, детская. Хозяева дома явно ни раз наведывались в Петербург, потому что многие вещи в обстановке привезены именно оттуда. Например, облицованные керамической плиткой печи, мягкий диван, персидский ковер и рояль. Кстати, забавно, но я спросила смотрительницу дома, неужели, хозяева-крестьяне умели играть на рояле? «Да что вы! – ответила она. – Конечно, нет! Рояль был для них показателем зажиточности!» Другими словами, понтовались разбогатевшие бывшие крестьяне, как сейчас, понтовались бы, наверное, шестыми айфонами.
30.



31.



32.



33.



34.



35.



36.



37.



38.



Кстати, что интересно, уроженец хутора Хярьяпеа Йоханнес Орро, то бишь, непосредственный хозяин дома, дослужился в своей карьере до звания майора пограничной службы Эстонской Республики, был владельцем пекарни и нескольких кафе в Таллинне, в общем, действительно слыл не бедным человеком.
А теперь давайте я покажу вам типичный рыбацкий хутор Северной Эстонии, например, хутор, который мы осмотрели в музее, - Аарте.
39.



Такие рыбацкие хутора были небольшими и обычно состояли из жилого дома, амбара, хлева, нескольких сараев для сетей и коптильни. Земли у рыбаков было всего несколько гектаров, и на ней рыбацкое семейство выращивало картошку и другие овощи. Зерно они получали с других земледельческих хуторов в обмен на рыбу. Вообще, было совершенно обычно, что у рыбаков не было даже лошади, не говоря уже о другом скоте, но зато лодка обязательно имелась в каждой семье. Разумеется, что основной доход рыбакам давала рыбная ловля, также они подзарабатывали на судах и стройках. А вообще, что интересно, эстонские рыбаки, которые жили на берегу Финского залива, на протяжении сотен лет активно общались со своими «коллегами-финнами», и в результате их язык и культура стали очень схожими. Даже свои дома, хотя, видя их внешне, и не скажешь, они строили по финскому типу.
Жилой дом.
40.



Хлев.
41.



Амбары для лодок.
42.



Но больше всего схожесть культур можно проследить по их быту и кухне. До Первой мировой войны жители побережья значительную часть необходимых товаров покупали в Финляндии. Например, клетчатую ткань, медные кофейники, кресла-качалки, финские санки, кофе и вкусную сушеную рыбу. Ни о чем подобном жители центральной части Эстонии в ту пору еще и слыхом не слыхивали. Да что уж, если в конце 19 века жители побережья переняли у финнов пить бобовый кофе. В остальных частях Эстонии он распространился лишь к 1920-1930 годам. Да и хлеб эстонские рыбаки тоже пекли финский, с дыркой посередине. Его готовили за три-четыре недели до того, как отправиться в долгое плаванье, и сушили, поскольку обычный ржаной хлеб в море плесневел. Ели этот хлеб, макая в чай, кофе или в воду, ибо сухой хлеб был такой твердый, что о него можно было сломать зубы.
43.



Ну, и чтобы закончить рассказывать о хуторах, поведаю вам еще об одном, о хуторе ремесленника, а, точнее, кузнеца – Сепа. Обычно кузнецами становились бобыли, ибо, как я уже выше писала, земли у них не было и приходилось осваивать какое-то ремесло. Сразу надо сказать, что двор кузнеца обычно находился возле дороги, чтобы к нему можно было подъехать на лошади, его жилище было скромным, да и сам кузнец относился по мнению хуторян, если можно так выразиться, к одному из низших сословий.
44.



Они считались неперспективными женихами, да и вообще, бедняками.
45.



46.



47.



48.



Но во второй половине 19 века в Эстонии начало быстро развиваться сельское хозяйство, и объемы работ у деревенских кузнецов увеличились, тем более, что для обработки земли все чаще крестьяне стали пользоваться более прочными орудиями труда и сельскохозяйственными машинами.
Кузница.
49.



50.



Ветряные мельницы.
51.



Кстати, не поверите, но большинство мельников тоже были бобылями. Например, ветряная мельница Нятси, которая стоит в музее, раньше принадлежала бобылю Антсу Кюммелю. Муку на ней он молол не только себе, не только односельчанам, но и жителям окрестных деревень. За помол взималась плата – осьмина. Так, за помол 9 пудов ржи или 8 пудов ячменя (1 пуд = 16,4 кг) Антс 6,6 литров зерна оставлял себе. Осенью в сезон при благоприятной погоде мельница работала сутки напролет, за исключением субботних и воскресных ночей. Чтобы привести ее в действие, на ее крыльях длиной 8,40 метра, закрепляли паруса или щиты, а при помощи рычага разворачивали мельницу в направлении ветра. При хорошем ветре она молола за сутки до двух тонн зерна и работала так интенсивно, что могли начать дымиться ее вращающиеся деревянные детали!
52.



Водяные мельницы тоже были в ходу в Эстонии. Причем, использовать их начали даже раньше, чем ветряные, вроде бы с 13 века. А шестью веками позже на крупных реках материковой Эстонии уже стояли целые каскады водяных мельниц, где мололи муку, пилили доски, чесали шерсть, делали пряжу и выполняли кузнечные работы.
53.



Для хуторян мельницы были местом, где можно было встретиться и пообщаться с другими крестьянами. В некоторых местах, где не было специальных народных домов, на мельницах даже проводились репетиции местных духовых оркестров и хоров.
54.



А теперь перейдем к самому интересному. Часовня Сутлепа. Это настоящая деревянная часовня 17 века.
55.



На одной из ее досок над входной дверью мы нашли вырезанную надпись: «1699».
56.



Она была построена на территории, где проживали эстонские шведы (а они жили на эстонских островах аж с 13 века, где сохранили свой свободный статус и не смешивались с коренными эстонцами) и считается одной из самых старых сохранившихся в Эстонии деревянных построек. Эта часовня до сих пор действующая, и по крупным церковным праздникам в ней проходят богослужения.
Но в целом, хотя официально часовня Сутлепа и считается построенной в 17 веке, на самом деле, в 1837 году ее полностью разбирали и реконструировали, и ее интерьер больше характерен для первой половины 19 века, чем для конца 17-ого. С тех пор сохранились кафедра, престол, алтарная завеса, восьмигранная подставка для купели, изображение Христа, висящее над алтарем, и жестяные венки на стенах – в память о погибших моряках.
57.



58.



Сельский магазин Лау. Вообще, сельские магазины появились в Эстонии во второй половине 19 века. Но тот, который мы осматривали в музее, работал в 1930-х годах.
59.



А его экспозиция (да-да, магазин был открыт, мало того, все, что там было выставлено, можно было и купить!) относилась к периоду расцвета Эстонской экономики – к 1938 году. Заведовали в том году магазином две тетеньки – Паулине Мейнберг и ее дочь Алице Тикерберг. Именно при них на фасаде магазинного здания появилась табличка «Koloniaal-kauplus A. Tikerberg», то есть, «Магазин колониальных товаров».
60.



Купить в нем можно было керосин, соль, сахар, чай, какао, кофе, изюм, рис, сладости, сельдь, душистое мыло, нитки, иголки, пуговицы, ламповые стекла и фитили, посуду, табак и сигареты, веревки, упряжь, ваксу, зубной порошок, почтовые открытки и ткани. В общем, все то, что может пригодиться сельскому жителю. Мало того, хозяйка Паулине проводила для местных женщину кулинарные курсы – видимо, для того, чтобы товар расходился шибче. :)
61.



62.



63.



64.



65.



66.



67.



Сами хозяева тоже жили при магазине. Им принадлежало три комнаты и кухня.
68.



Правда, потом одну из комнат они сдали в аренду семейству портного, а кухней они продолжали пользоваться вместе. Кстати, портной в деревне считался человеком весьма зажиточным, у него даже появилось первое радио.
Ну, а мы купили у «Паулины» парочку вкусных пирожных и отправились гулять по музею дальше.
Школа Куйе. После образовательной реформы 1867 года было принято решение везде в Эстонии строить сельские школы. Одна школа должна была быть построена из расчета на каждые 300 человек взрослого населения, а учитель был обязан обладать соответствующей квалификацией. Землю и строительные материалы для школ выделяли помещики с ближайшей мызы. Школа Куйе, в которой сейчас, кстати, вовсю работает образовательный центр музея, была возведена в 1877-1878 годах.
69.



При постройке отталкивались от типового проекта установленного для школ в Царской России: в здании должна была быть большая классная комната с пятью окнами.
70.



Трехкомнатная квартира учителя с кухней, кладовки, сени и гардероб – мастерская.
71.



72.



73.



74.



Школа была двухлетней, а через несколько лет после открытия стала трехлетней. В ней одновременно обучались от 45 до 80 учеников 10-17 лет, девочек и мальчиков было примерно поровну. Учебный год начинался с 15 октября и длился до 15 апреля. Все остальное время дети помогали родителям в поле и по хозяйству, пасли скот. Обучение было обязательным с 10 лет. Половина учеников (то, кто постарше) ходили в школу раз в неделю, остальные – каждый день. Расстояние до школы было пять-шесть верст. Те, кто жил дальше, оставался в школе ночевать – для этого в одной из комнат учителя стояла специальная раздвижная кровать.
Обучение было бесплатным. Но так как обязательным его тогда только-только сделали, многие родители считали, что это – дурость, что их дети нужнее дома и пытались не пускать их в школу. Для таких родителей были предусмотрены штрафы. По решению школьного суда, в который входили хозяева волостных хуторов, за пропуск ребенком занятий его родители обязаны были платить по 5 копеек за каждый пропущенный день. Кроме того, в школах были арестантские комнаты, куда заключали родителей детей, которые препятствовали их учебе, но не могли заплатить штраф.
Из дисциплин преподавали закон божий, чтение и письмо (каллиграфию), чтение и письмо на русском языке (в 1892 года русский язык стал официальным языком обучения), географию, пение в четыре голоса, а по желанию еще и немецкий язык. Отметки были такие: 0 означал «вовсе не разумеет», 1 – «едва разумеет», 2 – «плохо», 3 – «средне», 4 – «хорошо» и 5 – «отлично».
Обычно у школьных учителей, кроме преподавания, были и другие обязанности: писари, помощники приходского священника, которые по субботам и в большие праздники вели проповеди для учеников и для прислуги с мызы, крестили детей и отпевали покойников. Они руководили местным хором, театральным кружком, сотрудничали с учителями других хуторов, иногда занимались сельским хозяйством, садоводством у школы и огородничеством.
Вот такими были раньше учительский быт и сельские школы в Эстонии. Очень интересно, правда?
Пожарный сарай Оргметса.
75.



Были и такие на крупных хуторах в 1920-1930 годах. Ведь строили-то чаще всего из дерева, и пожары были не редки. Такие пожарные сараи возводили сельские пожарные общества. Члены обществ проводили учения и знали, кто какую задачу должен выполнять при возникновении пожара. У них была своя форма, и они даже устраивали парады по праздникам. Что же касается сарая, то это – самый настоящий прототип современной пожарной части. В нем хранились ручные насосы, повозки, бочки с водой, пожарные багры и прочее. Шланги могли сушиться в башне, где также висел пожарный колокол. В него мог звонить любой человек, заметивший огонь. Ключ от пожарного сарая хранился в одном из соседних домов, а выезжать пожарные могли на расстояние до десяти километров. Тушить пожары они, конечно же, ездили на ломовых лошадях, которых пожарным жители хутора предоставляли по очереди.
Други, вы уже, наверное, и сами поняли, что в Эстонском музее под открытым небом мы провели не один час. Там всё было так интересно, что время летело незаметно. Наступила уже середина дня (а по музею мы гуляли почти что с самого открытия), а мы посмотрели едва ли половину экспозиции. К сожалению, мы не могли пробыть в музее до вечера, нас уже ждали в другом месте (рекламник, да!), поэтому, как не было нам грустно, но пришлось «сворачиваться». Так что, полностью мимо нас прошли традиции и быт южных, восточных и островных эстонцев, а также русский хутор, который тоже имелся в музее.
76.



77.



Правда, еще один объект мы все-таки осмотрели. Пройти мимо него мы просто не смогли, тем более, что лично я читала о нем много всего интересного еще до нашего попадания в этот музей. Старинная придорожная корчма Колу, действующая и ныне.
78.


Корчмы в Эстонии появились еще аж в средние века. Причем, что интересно, изначально они задумывались вовсе не для перекуса проезжающих путников, а для того, чтобы сбывать продукцию винокурен, которые работали при мызах, – вино, пиво и водку. Но постепенно корчмы стали пользоваться такой огромной популярностью, что путникам стали предлагать там пищу и ночлег.

Окончание в комментариях...

Со мной можно подружиться в:
ЖЖ
Фейсбук
Инстаграм
Ли.ру



promo annataliya märz 26, 10:02 158
Buy for 50 tokens
История с географией! Ходила тут на почту за посылкой. А у нас отделение с прибамбасом. Есть главное здание и пристройка. Посылки выдают и там, и там. А куда именно отнесли ее в этот раз на выдачу, не угадаешь ни за что! Это на усмотрение почтовиков, и они не докладывают. И вот, прихожу я в…

В 17-19 веках практически каждая мыза, у которой были церковные владения, имела и корчму. В Эстонии говорили: «Церковь, корчма и мельница открыты всегда и для каждого!» - и это было правдой. Но, что интересно, приходских церквей, где можно было позаботиться о душе, в то время было немногим больше ста, а, вот, трактиров – аж 2400. :) Хотя, чему я удивляюсь! Вы только себе представьте, в конце 19 столетия в Эстонии производили около двух миллионов ведер водки в год. Примерно половина ее вывозили в Россию, часть отправляли в Германию, а всю остальную выпивали в местных корчмах.
Состояла же корчма из нескольких залов: большой комнаты, где все ели и пили, господской комнаты (для VIP-ов)), комнаты с прилавком, жилой комнаты, кухни, сеней, кладовок и обязательно конюшни, а то и двух, где путники оставляли на постой лошадей.
79.


80.


81.


Как я уже говорила, корчма Колу, в кою мы заходили в музее, работала до сих пор. Мало того, в ней многое было стилизовано под старину, а главное – там, наряду с блюдами современной кухни, можно было попробовать и те самые, традиционные, которые раньше готовили здесь для путников.
82.



Про одно из таких блюд – гороховый суп с копченостями и перловкой – я уже была заведомо наслышана. Поэтому мы, конечно, взяли его попробовать. Все блюда подали нам в керамической посуде, на сплетенном из соломы подносе. Суп был восхитительный: наваристый, сытный, по-настоящему домашний. А вот, выпивкой мы злоупотреблять не стали, проигнорировали даже сваренный тут же сидр, не говоря уже о пиве и о водке, - у нас ведь еще планировалась встреча. Так что, кроме супа, мы ограничились кофе с пирожным.
83.

Вот такой вот музей и такие эстонцы. Ну, а о разных блюдах их традиционной кухни я расскажу вам уже в следующий раз.


Edited at 2016-01-20 06:05 am (UTC)
(Frozen) (Thread)

ну а что, можно людям, которые не были в Эстонии и посетить. я бывал, мне не надо пока.
http://vasneverov.livejournal.com/408072.html#t3377672

Разумеется! Кроме того, там очень недорого в сравнении с другими европейскими странами.

Начал читать и не рассчитал своих сил) как появится свободная минута вернусь. Пока, что понял только одно - я очень мало знаю про эту страну.

:))) Возвращайся, это, как поэма.

Очень интересно, всё прочитала.
Я рада, что молодёжь стала снова учить русский язык, понимая, что на своём эстонском далеко не уедешь в этой жизни. : )

Спасибо! :)
Ну, они еще отлично английским владеют. А с эстонским-то действительно никуда. :) Но я тоже очень обрадовалась, когда увидела, что там нет желания порвать навсегда с Россией, как нам часто любят говорить. Там люди настроены на сотрудничество, и это хорошо. :)

Люблю деревенские пейзажи и домики, такая красота!
А эстонцем я иногда называю мужа - за медлительность, хотя он и рядом с теми краями не стоял.))

Мне иногда кажется, что большинство наших мужчин - по своей сути эстонцы. :))) У меня половина семейства такая, хотя и близко не оттуда. :))

Супер рассказ. Читаю тебя запоем. Знаешь, подумала, что ты такой кладезь знаний о народах, их привычках, жилищ и ремесел. Что пора тебе на одном из телеканалов выделить время. Читать не скучно - вот это дорогого стоит. Хотя огромные посты, где много букОв, всегда хочется прочесть по диагонали.
Еще я заметила, что Даня подрос, и у вас уже есть фотографии, где вы вдвоем, явно сделанные им.)
А сколько скамеечек я у тебя тут увидела - чудо.
Больше всего меня в этом рассказе удивило, что мельницу поворачивали по ветру, я даже ее основание рассмотрела. )

Фая, спасибо большое за добрые слова. :)
Даня действительно научился неплохо фотографировать, горизонт по крайней мере не заваливает. Но в Эстонию мы его с собой не брали, сидел дома с бабушкой и дедушкой. :)
Скамеечки забирай, если надо. :) А мельницы ты тоже собираешь?

у нас фото не загружаются(
А по поводу взаимоотношений, можем добавить почему некоторые русские не жалуют эстонцев: Если искать работу в другой стране в сфере туризма, то знание русского языка иногда является "бонусом" или дополнительным плюсом в пользу работника. Но если искать работу в европейской стране, то выбирая между эстонцем и русским (носителем языка) при прочих равных составляющих, выбор будет в пользу эстонца из-за европейского паспорта)

Да, но тех русские, которые считают, что эстонцы их не любят, я встречала только у нас в стране, и у них мысли не было поехать трудиться в Европу. :)) Это - стереотипы, у нас тут много таких по разным поводам.

Хм, а почему фотки не грузятся? Вроде все нормально, сейчас еще раз все проверила. Может, ваш местный глюк?

Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal центрального региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

А как-же русские граждане Эстонии, имеющие статус не гражданина?
Нет, не любят они нас.

А ты точно пост прочитал? Я в Нарве именно с такой женщиной разговаривала и написала все подробности, как там и что с негражданами.

Про отношение все-таки спорно. Ты про "русскую" Нарву пишешь все же. К туристам в туристических районах, конечно, нормальное отношение. У меня Эстония - первая страна, куда я поехала. И с девчонкой мы, в новогоднюю нашу поездку, на 2 местные дискотеки сходили. Одна, типа, где русскоязычные были: или русские в Эстонии, или благостнозрасположенные. Там все нормально было. А в одну зашли для "коренных эстонцев" - очень заметна разница была. И это при том, что непьяные были и не скакали аки безумные. Возможно, конечно, "медлительность" сказывалась, но больше на кучкование "каст" походило. "Ты не наш? Ну так иди лесом!" Хотя откровенно никто не посылал. Это в Таллине было. Еще мы жили не в центре и ехать нужно было общ транспортом. Мы, возможно, тупили или еще что делали "не так", но нам весьма "холодно" отвечали на вопросы. Может это еще впечатление младого организма, конечно. А в целом, мне понравилось, особенно музей, что ты описываешь, сапоги из старого города, которые я так и не носила ни разу, и носки местновязанные.
Про эстонцев. У меня на одной работе мужик один был выше меня по должности из другого правда отдела, он как раз родился в Эстонии. Уж не знаю коренной он или русский, но вполне приличный в плане общения. Не только со мной, а вообще. И именно он носки оттуда мне дополнительные привез. Первые мои, самостоятельно привезенные, моль пожрала, что меня весьма расстроило. До сих пор дома в этих носках хожу и считаю одной из достойнейших вещей.
Подытоживая, скажу, что человек есть человек от воспитания и уважения к другим, а не от принадлежности к какой-либо национальности. Национальность может накладывать только стереотипы и соответствующие ожидания.

С чего ты взяла, что только про Нарву. В Нарве я с тетенькой общалась, а ездила по всей Эстонии - везде было отношение одинаковое, никто не хамил, не прикапывался, отвечали везде приветливо.
Слушай, а если та дискотека была чисто "для эстонцев", может, там на самом деле тусили какие-нибудь местные националисты? Придурков везде хватает, и тогда сразу становится понятно, почему они так себя вели.
Вообще, в целом об эстонцах сложилось такое впечатление, что они очень такие спокойные, гордятся сами собой, но по-тихому, без понтов. Но в случае, если вдруг в какой-то ситуации возникнет дилемма: эстонец или кто-то другой (русский, не русский - не важно), они встанут на сторону своего, даже если он в корне не прав.

Много интересного. А традиционные постройки напоминают наши северные.

Так регион же, считай, один. :)

Про "скрип" при выдаче эстонцами виз ничего не слышал. Разве есть какие-то проблемы с получением эстонских виз?

Я не встречала. Всем нашим туристам давали без проблем. Но время от времени в сети появляются страшилки, как кому-то ее не дали вроде как по необъяснимым причинам. Ну, а дальше по накатанной: "это из-за того, что вредные эстонцы нас не любят". И хор согласных в комментариях. В общем, стереотипы это все.

В Эстонии не была и потому было очень интересно прочесть.

Спасибо. Надеюсь, Вам понравилось. :)

Эстонцы нам тоже показались самыми дружелюбными из жителей Прибалтийских республик. И самыми самодостаточными. Вероятно, сказывается то, что они равняются и дружат с Финляндией.
Про эстонский этнографический музей потрясающе интересно! Поедем в Эстонию, надо будет выделить под него побольше времени. Я всё хочу на эстонские острова забраться, особенно на Рухну.

Кстати, да, они же рядом с Финляндией, даже работать туда ездят на пароме из Таллинне,а финны к ним за алкоголем, поэтому очень даже дружат. :)))
Эх, я на острова тоже хочу. Судя по тому, что я видела на всяких наших ворк-шопах, там что-то необыкновенное. Правда, когда я теперь туда попаду, вопрос.
А ты собираешься в Эстонию?

Сейчас в Эстонии постепенно,медленно все меняется.Они осознали
какой большой рынок они упустили...
В Питере Эстонское консульство проводит большую работу в этом
направлении,популяризируя эстонские курорты и города(мы ведь
соседи)...
Интересный репортаж

Спасибо!
А что, в Питере реально эстонское консульство стало работать активнее? У нас в Москве в этом году как раз наоборот - активность упала.